У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
«We Fight Back»©

«Электричество исчезло. Люди исчезнут! Жизнь на Земле спокойно переживёт наше безрассудство. Только мы почему-то упорно верим, что это не так...» Добро пожаловать на авторский постапокалиптический мир. Мир, в котором люди сражаются друг с другом ради выживания. Чью сторону выберешь ты?


Riley
Riley Wilder
ЛС
| Mackenzie
Mackenzie Young
ЛС
| Lily
Lilian Kenwood
ЛС


Sam
Sam Brannan
ЛС



ДАТА: 15 сентября 2018
Тематика: постапокалипсис
Рейтинг: NC-21
Место: Финикс, штат Аризона, США

enlightenment

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » enlightenment » Личные эпизоды. » Carry a flame for me


Carry a flame for me

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

CARRY A FLAME FOR ME

http://s6.uploads.ru/t/vpJwO.gif   http://sh.uploads.ru/t/i2VT8.gif
Sam Brannan | Noah Waaktaar-Savoy

22 июня 2018 | Финикс (спальные районы)

Судьба любит подкидывать сюрпризы, вот только готовы ли мы видеть в них что-то хорошее? Никто не знает, что принесет нам новый день, никто не знает кого мы потеряем...или найдем?
Все было как обычно: прохладное, но такое короткое утро, жаркий и насыщенный день...А потом были слезы радости и боль прошлого, что же припас нам вечер?
участие ГМа: спасибо, сами)

+1

2

Они пробирались задворками, прячась в тени зданий и перевернутых мусорных баков, которые уже давно были разбиты. Вокруг них горы мусора, разбитых и сожженных машин. Улицы пустые, на улицах привычно тихо. Стекло разбитых окон тревожно хрустит под ногами, какие-то куски ткани и пленки на заборах едва колышется под незначительным ветром. День набирал обороты, а вместе с ним приходила и жаркая погода, затрудняющая дорогу.
Попутчикам приходилось то и дело оборачиваться и всматриваться в черные глазницы окон заброшенных домов, чтобы чувствовать себя в безопасности. Сэм иногда казалось, что в окнах мелькали фигуры, и тогда девушка замирала в напряжении, а спустя секунду страх уходил: очередное 'показалось'.  Возможно иногда Ноа приходил в сознание, балансируя на грани, возможно Сэм лишь казалось. Она что-то говорила ему, просила держаться.
Они не считали сколько минут выбирались из квартала, не знали и сколько времени шли до нужного здания в нескольких кварталах от дома Ноа. Сэм много раз хотела остановиться и проверить дышит ли Савой, но терять время было нельзя. Ей казалось, что каждая минута на счету и малейшее промедление может стоить Ноа жизни...Если он еще жив.
Сэм казалось, будто ее сердце зажали в металлические тиски и с каждой секундой все больше закручивают рукоять. Дышать становилось все сложнее. Руки, сжимающие углы одеяла устали, пальцы онемели, но девушка упрямо шла вперед.
- Сэм, какого хрена? Нам лучше здесь вообще не появляться, - кажется, Фил понимал, куда они идут и был этому совсем не рад. Не удивительно, ведь в этот район не совались без надобности даже самые отчаянные парни, - У нас даже спрашивать не станут ради чего мы идем! Не заменишь как сдохнем!
- У нас нет другого выбора, Фил, - грубо рыкнула Сэм. Силы заканчивались, страх потерять Ноа сковывал ее не хуже ледяных глыб где-нибудь в Антарктике.
- Ему помогут только здесь... - мысленно закончила фразу Сэм. Ее лицо было напряжено, а взгляд устремлен четко перед собой, мимо идущего впереди Фила. Как он оказался здесь?! Почему он? Вопросы роились в голове, но девушка не зацикливалась на поисках ответов: все мысли были заняты Ноа.
- Сэм, я не пойду туда, я не могу! - продолжал упрямиться Фил и, кажется...нет, не кажется! Он замедлил шаг. Импровизированные носилки были мягкими, поэтому Сэм не имела возможности подтолкнуть парня вперед.
- Иди вперед, Фил! - рыкнулана парня Бреннан, но тот не торопился выполнять указание. В голове девушки проскочили матные слова, - Фил! Черт! Иди! Мы не можем терять время! Ты меня слышишь! Фил!
- Сэм, прости... - парень остановился, - Я правда не могу!
- Фил... - девушка сбавила громкость и, кажется, даже была напугана. Впрочем нет, это не страх. Она знала куда идет, знала, чего стоит опасаться. Парень тоже замер, уставившись куда-то в сторону.
- Мне нужен Кассо! - громко выкрикнула Сэм. Ответа не последовало. На нее, из-за угла разрушенного строения смотрел ствол. Человек с оружием не собирался прятаться, он стоял там же, наполовину выйдя из своего укрытия. Сэм знала, что он здесь не один, ему нечего бояться даже если эта парочка вооружена до зубов, - Я — Сэм Бреннан! Он меня ждет!
Тук-тук-тук...сердце резво пустилось в пляс и уже несколько секунд заглушает Сэм ее собственные слова. Что будет, если они не послушают ее? Что будет, если эти люди не отличаются умом и не будут спрашивать у Джона Кассо ждет ли он кого-то или нет? Тогда все они мертвы.
Пауза затянулась. Фил так и стоял на месте, совершенно не шевелясь.
- Его информатор умрет, пока вы думаете, - страх за Ноа придавал смелости и куража. Сэм не собиралась останавливаться и даже не думала аккуратно подбирать слова, - Вперед, Фил, - она тихо обратилась к приятелю, - Делай, что я говорю и останешься жив.
- Мы заходим! - уже громко продолжила она, теперь обращаясь к людям с оружием. Фил же не разделял ее настроя и по-прежнему стоял на месте, - Ну же, двигай, - сквозь зубы процедила она. Из обычной девочки из прошлого, Саманта вдруг снова стала собой. Той самой, кому было нечего терять и некого бояться, ведь ее жизнь мало что стоит.
Фил наконец сдвинулся с места и медленно, выцеливая каждый шаг пошел дальше. Он знал куда идти. Так, тишина сопровождала их до самой двери невзрачного на первый взгляд учреждения: городского СИЗО, который уже год не использовался по назначению, но был надежным укрытием одной из влиятельных банд города, главарем которой считался уже упомянутый Джон Кассо.

- Сэм Бреннан, - высокий крепкий мужчина, мало похожий на уголовника смаковал каждое слово. Он коротко осмотрел лежащего на полу Ноа и наверняка сделал какие-то выводы, - Не думал, что ты пожалуешь. Ты что же, передумала?
Он наслаждался. Наслаждался своим триумфом. Он ликовал. Сэм же старалась держать ответный удар и не подставить вторую щеку. Девушка выудила из кармана помятый кусок бумаги. Перепачканные присохшей кровью руки оставили на нем кровавые мазки.
- У меня есть информация, которая тебе нужна. Я отдаю ее тебе, - она протянула лист Кассо, - За свою жизнь и жизнь этого парня, - Сэм указала на Фила.
- А этот труп тебе не нужен? - на надменной физиономии Кассо появилась еще более надменная ухмылка. Он небрежно бросил взгляд на Ноа, - Ты притащила его сюда похвастаться?
Труп...внутри похолодело, но на лице Сэм не отразилось ни одной эмоции. Девушка ухмыльнулась, - Это лишь часть. Остальное у него в голове, - она коротко махнула головой, указывая на Ноа, - Если твои знахари вытащат его, то в твоих руках окажется полная картинка.
Пауза. Долбанная пауза. Кассо умел выматывать нервы и нагонять панику.
Мужчина расплылся в улыбке похлеще Чеширского кота, - А ты не промах, Сэм Бреннан, - заключил он, - Думаешь, мне так нужна эта информация? Так уверена, что я ее не достал?
Девушка несколько секунд, не отрывая взгляда и даже не моргая, смотрела прямо в глаза Джону, а затем отреагировала:
- Мне нечего терять, ты же знаешь.

Морфия не было...
Бледный, почему-то внезапно какой-то худой, Ноа больше походил на обреченного. Сэм сознательно отгоняла другие определения. Он выживет. Должен выжить.
Обычные, совсем не похожие на медицинских работников люди привязали руки Ноа к кушетке. Просто потому что обезболивающих может быть не достаточно или потому, что они пожалели на него морфия. Здесь никто не станет церемониться. Бери, что дают и радуйся. Сэм пыталась спорить, пыталась убедить их, но все впустую. Девушку выпроводили из комнаты и отчетливо дали понять, что возвращаться не стоит. Совсем. Теперь на запястьях и левой скуле виднелись красные отметины. Один из мужчин остался  с ней в корридоре.
Из-за двери доносились грузные шаги, лязг металлических инструментов, голоса, а иногда крики. Сердце уходило в пятки, Саманта до звона закрывала уши и вжималась в стену, словно это ее спасет. Время остановилось, обшарпанные стены изолятора словно сдвигались, сжимались и норовили раздавить. Она сидела на холодном, грязном полу и, кажется, провалилась в вакуум, уставившись в точку перед собой. Мысли исчезли, остались лишь эмоции, плохие, страшные. Они душили Сэм изнутри, забивали ее сознание. Она не чувствовала не боли от саднящих запястий, ни жжения от ссадины на щеке. Все ушло на второй план, все заглушалось.
Тяжелая дверь лязгнула, из комнаты вышел мужчина и направился к Сэм.
- Ублюдку повезло, если у тебя вторая группа, - пробасил мужик и развернулся, намереваясь уйти обратно. Сердце ушло в пятки. Саманта, не медля ни секунды, подскочила на ноги. Конечно же у нее вторая группа! У них с Ноа одна группа крови на двоих, они знали это с момента организованной сдачи крови еще в школе.

Ноа лежал на том же месте, его глаза были закрыты, в руке торчала капельница с мутноватой жидкостью. Ноги Сэм подкосились и она на секунду повисла в объятиях своего спутника. Холодное кресло неприветливо обняло девушку, когда грубые, стальные мужланские руки силой усадили ее. Замызганная трубка с иголкой не первой свежести замаячила перед глазами.
Напряженно протолкнув ком в горле, Сэм повернула голову к Ноа. Безжизненное тело парня казалось нереальным, чужим. Неужели они встретились, чтобы вот так расстаться? Чтобы Сэм знала, что Ноа погиб и ей больше некого искать и некому вытащить ее из пучины собственных мучительных мыслей и терзаний? Неужели все должно закончится вот так?
Ей показалось, что живот его был раскурочен, хотя из-за большого количества крови мало что можно было понять. Внутри Сэм все перевернулось, словно в животе был какой-то зверь, тошнота подступила к горлу и девушка плотно зажмурилась, пытаясь прийти в себя. Она всегда остро чувствовала боль близких людей, что же говорить о Ноа...Она не боялась крови и могла обрабатывать раны друзей после асфальтовой болезни или еще чего похуже, но ей достаточно было посмотреть на еще не до конца затянувшийся порез на пальце Ноа, и Сэм чувствовала как желудок скручивается в узел. Сейчас он был совсем рядом, она могла дотянуться до него. Сейчас это был совсем не порез.
Девушка осторожно протянула руку и коснулась своими пальцами его руки, тут же отдернув ее.
Холодный.
Холодный как осенний асфальт. Ужас сковал ее тело так, что Сэм не почувствовала, когда корявая игла вошла в ее вену, не поняла, что процедура уже началась. Непривычно холодный. Живой?
Темная жидкость межденно потекла по мутной трубке и заканчивала свой путь у Ноа на руке. Вдох, выдох. Он дышит. Живой...Она его не отпустит. Сэм крепко схватила руку Савоя, снова ощущая его холодную кожу. Девушка сжала его ладонь, будто пыталсь согреть ее, - Все будет хорошо...я рядом.

Тошнота снова подступила к горлу, когда девушку подняли на ноги. Грубые руки снова подхватили ее и потащили к выходу. Саманта лишь успела бросить короткий взгляд на едва живого парня, как двери за ней захлопнулись, и, она снова осталась в холодном пугающем коридоре.
Правильно ли она поступила?

Тяжелая дверь снова лязгнула и, из комнаты вышло двое. Их походка тяжелая, шаги медленные и глухие. На носилках между мужчинами лежал Ноа. Бледный, почти белый, он еще больше походил на мертвеца.

Отредактировано Sam Brannan (2016-09-27 07:35:29)

+2

3

Тогда...

- Ты когда-нибудь тонула?
Ноа улыбается, но вопрос его звучит слишком серьезно и нарушает умиротворяющую тишину бергенского утра. На улице традиционно пасмурно, но сегодня удивительно мягко, нет сурового норвежского ветра, от которого хочется посильнее закутаться в шарф. Дышится спокойно и легко, дождя не предвидится.
Линия горизонта удивительным образом размывается, образуя настоящий природный градиент. Ноа с удовольствием назвал бы его "50 оттенков серого", если бы это выражение не стало мейнстримом и не означало попсовенькую третьесортную книжонку.
Парень улыбается еще шире ходу собственных мыслей, терпеливо ожидая ответа от своей спутницы, которая подобным вопросом была несколько обескуражена.
Сэм, которая всё это время угрюмо тащилась за Савоем, кутаясь в его старую парку, остановилась, внимательно всматриваясь в широкую мужскую спину.
Ноа лишь поправляет синтепоновую жилетку, наброшенную поверх вязаного свитера с капюшоном, наклоняется, подбирает с берега плоскую гальку и резко пускает её по водной глади. Камень делает два подскока, после чего уходит под воду.
Ноа вздыхает, улыбка на его лице становится теперь едва заметной и какой-то печальной.
- Когда мне было 10, мы часто приходили вон на тот пирс с друзьями, - парень указывает рукой на обрывистую скалу, которая выходит далеко в море. Она испещрена многочисленными уступами. По приблизительным прикидкам высота одного из них (на который указывал палец Савоя) была не менее 20 метров. - Дураки, и о чём мы тогда думали? Помню, как однажды мама отчитала меня, впервые пригрозив ремнём. Я не послушал и убежал из дома. Так глупо, я словно пытался доказать ей, что могу, что она может мне доверять.
Он усмехается и прикрывает глаза, делая глубокий вдох. Нога Ноа начинает рассеянно водить носком по песку, который в силу погодных условий казался сегодня непривычно серым. В процесс вмешивается старая коряга, которая тут же отправляется ловким ударом ноги в сторону.
- Помню, как срываюсь вниз, не успеваю сгруппироваться и падаю, больно ударяясь о воду. Теряю ориентацию, всплываю, но меня тут же накрывает волна. Будто я попал в центрифугу. Знаешь, самое забавное, когда я понял, что мне не выбраться, внутри стало удивительно спокойно и тихо. Я даже не пытался больше бороться, просто уходил под воду. Не было ни страха, ни жалости к самому себе, ни слёз. Только предельная ясность, что это конец.
Он делает очередную паузу, пуская по воде новую гальку. В этот раз она сделала три подскока. Ноа ухмыляется, радуясь этому успеху, словно ребёнок. Он переступает с ноги на ногу и на мгновение меняется в лице. Колено отозвалось эхом прошлой травмы.
- Меня выловил сосед - 17-летний парень, который прыгал с верхнего уступа. Помню, как он выдернул меня из воды, дотащил на себе до берега, хлопал по щекам, пытался привести в чувство. А потом наступила темнота.
Ноа развернулся лицом к девушке, без всякого стеснения вглядываясь в её глаза. Он любил изучать их, наблюдать за изменением цвета, следить за тем, как в радужке пляшут блики солнечного света. Лишенные прикрытия яркого солнца Финикса, в Норвегии они казались особенно чистыми и глубокими. Он подходит опасно близко, нарушая ранее заданную дистанцию. Нарушая правила, которые они сами для себя установили. Нарушая... обещания...
- Знаешь, что я сказал матери, когда очнулся в больнице? Ничего... совершенно ничего... она обнимала меня, плакала, а я лишь смотрел в одну точку, не выражая никаких эмоций. Врачи списали это на посттравматический шок. Но я знал ответ...
Он касается её руки кончиками пальцев, затем обхватывает ладонями и подносит к губами, дуя на неё и согревая замерзшую кожу.
- Почему? Почему всё это произошло?
К чему относился его вопрос? К прошлому? Или настоящему, которое сейчас было готово утонуть в его объятиях. Он приближается, обнимает её, практически касается губ девушки поцелуем, но в последний момент отстраняется.
- Прости...
Они дали друг другу обещание и поставили точку в этой истории. Вот только для Ноа она сейчас казалась многоточием.
Начало накрапывать. Парень натянул на голову шерстяной капюшон. Пара начала двигаться быстрее, увеличивая дистанцию...

***

Сейчас...

Блики болезненно режут глаза, а пейзажи слишком хаотично сменяют друг друга. Сложно было сказать, находился Ноа в сознании или нет. Редкие моменты пробуждения сменялись сильной болью и помутнением сознания. Он был слаб, отчего едва ощущал собственное тело. Его куда-то волокли.
Зачем? Почему не оставляют его? Зачем заставляют хвататься за жизнь?
Сэм... она была рядом. Савой чувствовал это на уровне подсознания. Изредка до пробудившегося от липкого сна слуха доносились слова ободрения. Ноа не мог полностью различить их смысл, но чувствовал, что подруга рядом. Она не бросит его и останется до последнего. Дура...
Если бы Ноа мог, он бы сейчас обязательно улыбнулся...
Повсюду голоса, они не знакомы ему, но заставляют и без того леденеющее сердце окончательно покрыться холодной коркой.
Его небрежно опускают на пол, и парень вновь проваливается в глубокое забытье. Нет ни мыслей, ни чувств, ни эмоций - лишь зияющая внутри пустота, заполняющая всё пространство вокруг. Ему не было страшно... совсем как тогда, под водой...
И вновь его волокут в неизвестном направлении. Кушетка, ремни до боли стягивают запястья и ступни. Ноа открывает помутневшие глаза, но различает лишь тусклый свет лампы и расплывчатые фигуры, нависающие над ним.
- У нас закончилось обезболивающее.
- И что? Даже если бы оно и было, тратить препараты на этого ублюдка?
- И давно ты стал такой задницей?
Молчание, смех, лязг инструментов.
- На-ка, малыш, закуси. И молись...
Дыхание Ноа участилось, а уставшее сердце быстро забилось в груди, словно предвещая новую порцию боли. Оно не обмануло. Щипцы буквально разорвали кожу на животе, заставив парня выгнуться и закусить, что было силы, кожаную полоску, вставленную ему в рот.
- Глубоко засела, падла, никак не ухватить. Раздвинь края раны шире!
Новый виток страданий. Ремни врезаются в кожу запястий и стоп, стирая её в кровь. Полоска кожи выпадает, Ноа кричит, но это никого не волнует. Он хочет, чтобы всё закончилось, неважно какой ценой.
Организм не выдерживает и отключается от болевого шока. Сердце замедляет свой ритм. Последнее, что видел Савой - проклятую пулю, зажатую в медицинских щипцах...

***

Тогда...

В школьном медицинском кабинете сегодня было оживлённо. Традиционный День донора всегда собирал много участников. Возможно, учащиеся не понимали значимости своего поступка, но дело они делали большое и крайне нужное.
Во всяком случае так считал Ноа.
Именно поэтому парень сейчас сидел в удобном кресле в положении полулежа и активно работал кулаком. Через катетер по трубкам сочилась тягучая багровая жидкость. Ноа внимательно наблюдал за процессом, однако все же перевел взгляд в угол помещения, где медсестра пыталась откачать упавшего в обморок Фила. Не все переживали забор крови благополучно.
Ноа усмехнулся.
- Подумать только, Нора. Он проспорил тебе двадцатку.
- Ха-ха!
Девушка демонстративно хмыкнула, заставив брата перевести на неё взгляд. Нора была бледна и, кажется, едва держалась, чтобы не последовать примеру их школьного товарища. Донорский пакет был практически заполнен. Вскоре из руки девушки аккуратно извлекли иглу, приложив к месту укола вату и активно замотав её бинтом.
- Сходи-ка выпей чайку, милая. Выглядишь неважно. Уверена, что всё в порядке?
- Нормально. Откачайте из этой вот улыбахи, - девушка хлопнула брата по плечу и направилась к выходу, согнув руку в локте. - Побольше! Сэм, ты как?
Ноа перевёл взгляд на Бреннан. Она держалась молодцом и, судя по виду, не боялась крови.
- Лучше всех.
Улыбка вышла неубедительной. Ноа проследил за взглядом подруги и понял, что она внимательно наблюдала за тем, как кровь сочится из его руки. Девушку передёрнуло. Переживает?
- Вот и всё.
Ноа даже не заметил, как из его вены извлекли катетер. Парень непонимающе перевёл взгляд на медсестру, вопросительно вздернув вверх бровь.
- Чего? Еще 400 мл из тебя откачать?
Сестра усмехнулась, выпроваживая Савоя из кабинета. Ноа задержался на пороге.
- Сэм?
- Я же сказала, что всё в порядке!
Она отвернулась, принявшись активнее работать кулаком.
- Как скажешь...
Он огрызнулся, нервно проведя пальцами по дверному косяку, после чего вышел прочь. Нора стояла рядом, прижавшись спиной к стене и скрестив руки перед грудью.
- И что это было?
- Ты у меня спрашиваешь? Понятия не имею...
- Ноа, не лги мне. Что между вами происходит?
- Сэм спроси, я сваливаю!
- НОА!
Он не послушал её. Лишь выбросил ватку в урну, после чего сунул руки в карманы битловки и вышел прочь из медицинского крыла. Дверь слишком громко хлопнула...

***

Сейчас...

Свет слишком яркий. Глазам слишком больно. Тело слишком ватное.
Ноа осторожно шевелит пальцами руки, чувствуя, как сотни иголок врезаются под кожу, разгоняя под ней кровь. Губы пересохли. Он очень хочет пить.
Взгляд, который наконец-то сфокусировался отчаянно блуждал по незнакомому помещению. Он жив или мертв? Ответ на этот вопрос удалось найти лишь после того, как Ноа посмотрел на кушетку, к которой был привязан. Обнажённый корпус был изрядно перевязан в районе живота. Он вспомнил пулю и адскую боль, которую испытывал при её извлечении. Всё смешалось и запуталось. У Ноа закружилась голова, и он опрокинул её на валик из какой-то одежды, который заменял подушку.
Справа началось какое-то движение. Парень перевёл взгляд на металлический стул, на котором, непонятно как, уместилась и дремала Сэм.
Сердце в груди забилось быстрее, помогая организму окончательно пробудиться. Она жива... жива...
Он пытается сказать «привет», но вместо этого издаёт невнятный хрип - пересохли связки. Парню остаётся лишь устало улыбаться и прикрывать глаза, когда прохладные пальцы касаются его щеки.
Он всё ещё рядом с ней. И теперь ему не всё равно...

Отредактировано Noah Waaktaar-Savoy (2016-09-28 11:13:04)

+1

4

Сейчас…
Сердце, зажатое в тиски, стучало так, что больше походило на неисправный мотор. В груди поселился холод, который липким страхом расплываясь по телу. Интуитивно девушка последовала за Ноа и сопровождающими его мужчинами, но путь Сэм внезапно преградил тот самый амбал, что оставался с девушкой в коридоре все это время.
- Кассо хочет тебя видеть, - грубый бас отлично  ложился на внешний вид мужчины и придавал тому весомости. Спорить с ним не хотелось: скула все еще помнила предыдущий удар. Что ж, можно и согласиться. Ноа жив, а это самое главное. Местные мясники знали свое дело, да и Кассо явно хотел разжиться нужной информацией, поэтому Савою помогут.
- А сам он не решился прийти?  – парировала девушка, приподняв брови, но от греха подальше последовала за бугаем.
Пройдя с десяток длинных, узких коридоров и несколько неработающих из-за отсутствия электричества дверей, Сэм оказалась  в более или менее цивильной части тюрьмы. Очевидно, раньше здесь находился административный корпус, который теперь был использован для главарей банды. Металлическая дверь отворилась и Сэм оказалась в светлом и просторном помещении. Возле окна, рядом с прикрытыми жалюзи сидел Кассо. Его крупная фигура занимала большую часть кресла.
- Сэм Бреннан, - снова протянул он и медленно расплылся в улыбке, - Я сдержал свою часть договора, парень жив, - мужчина поднялся с кресла и медленно направился в сторону Сэм. В руке он крутил стакан с глотком какой-то жидкости. Судя по цвету – виски, - Мне нужна полная картина, так что как только он очнется, мои парни убедят его поделиться данными.
Кассо забавлялся, и Сэм это понимала. С одной стороны, Ноа не сможет восстановиться и прийти в себя быстро. Он даже может пролежать без сознания несколько дней. И если…и когда он придет в себя, то ему придется выдать все, что парень знает.  Кассо не будет ждать. Информация актуальна еще от силы пару дней, и, если через эти пару дней Ноа не очнется, то всех их ждут неприятности.
- Мне надо его увидеть, - Сэм гнула свою палку. Ей обязательно надо увидеть Ноа, убедиться, что с ним все в порядке. Кроме того, если она будет рядом, то обязательно сможет защитить его.
Кассо снова ухмыльнулся и остановился в метре от девушки, - Сэм, Сэм…Боюсь, теперь я ставлю условия, теперь ты в моих руках. Более того, спешу тебе сообщить, что твоя жалкая тушка теперь подчиняется мне и моим приказам. Причем, совершенно бесплатно. А если нет, - мужчина приподнял брови, словно показывал удивление, - то твоему дружку переберут все кишки…в прямом смысле слова.
Холод. Здесь правда так холодно? Сэм едва сдержалась, чтобы не поежится. Такого поворота она не ожидала. Губы пересохли, а дыхание стало горячим, обжигая губы. Придя сюда, девушка искала помощи. Спасти Ноа было главным моментом, поэтому о последствиях своего поступка Сэм задумываться не хотела. Теперь последствия опасно нагнали девушку и обещали быть едва ли не смертельными. Тогда, при принятии решения Сэм руководствовалась лишь желанием помочь Ноа, теперь же стоило задуматься о том, как выбраться из этого злачного места.
- Мы не договаривались работать на таких условиях, - Сэм не отрывала глаз от Кассо.  Девушка понимала, что террориста едва ли можно убедить, ей предстоит придумать что-то, чтобы выбраться отсюда вместе с Филом и Ноа.

Тогда…
- Мне нечего терять, ты же знаешь, - горькая ухмылка появилась на ее лице.
- Нечего терять и ты привела сюда этого доходягу? Сэм, ты отказала мне, а теперь сама пришла предложить сделку?
Все верно. Пару дней назад ее разыскал мужчина из этой банды и предложил хороший гонорар за выполнение негрязной работки. Тогда Саманта посчитала дело слишком рисковым и отказалась. Теперь же девушка сама принесла необходимое, требуя взамен гораздо меньше. Глупо.
- Суровые времена требуют суровых решений, - она решила сгладить вопрос и не отвечать на него, - Ты получишь то, что просил, зачем тебе мы?
- Ох, Сэм. Теперь в моих руках есть рычаг воздействия на тебя, и ты сделаешь все, что я прикажу. Разве нет?
Ужас снова сковал ее тело. Кассо был прав. Они с Ноа лакомый кусок для этого мира. Поймай одного, и другой тут же сдастся…Как же так?

Сейчас…
- А теперь Бурак отведет тебя в камеру, где ты будешь ждать моего приказа. Бурак присмотрит за твоим дружком, не волнуйся. Я ни в коем случае не пропущу его пробуждения.
После этих слов амбал  сжал свои клешни на плечах Сэм и, подняв девушку на ноги, выволок в коридор. Сэм пыталась сопротивляться и кричала, но все без толку: крепкие мужские руки намертво удерживали ее в своих объятьях. Спустя несколько поворотов коридора амбал вдруг остановился и с силой прижал девушку к стенке.
- Ну что? Позабавимся? – его рука прошла по бедру вверх, сжимая его почти до боли. Изо рта с потемневшими зубами разило гнилью, а  взгляд больше походил на взгляд маньяка-убийцы. Наверняка именно за это он и сидел,  - Такая свежая и сладенькая. Я таких люблю.
Сэм дернулась и, тогда в руке мужчины появился нож. Холодное лезвие блеснуло в тусклом свете факела и взмыло выше.  Ошибка. Амбал совершил ошибку недооценив девушку. Пару секунд ей понадобилось, чтобы перехватить нож, а затем еще пару, чтобы без раздумий перерезать ублюдку глотку. Мужик неуклюже облокотился рукой о стену, второй зажимая горло, а вскоре опустился на колени, затем на пол и, наконец, затих.
Сэм не любила убивать. Любить…как вообще можно использовать подобное слово, говоря о таком? Подобные случаи случались не часто: количество трупов на ее руках можно было пересчитать по пальцам одной руки с ампутированными пальцами. Каждое убийство девушка воспринимала довольно болезненно, однако, работа в прошлом помогла ей проще смотреть на вещи.
Сэм подняла глаза. Со стороны межкоридорных дверей на нее смотрел Кассо.
- Мне надо его увидеть, - коротко отрезала девушка и разжала правый кулак. Нож выскочил из руки и со звоном упал на бетонный пол.

Пустая мрачная комната с парой небольших окон. Замызганная, старая металлическая койка, к которой привязан Ноа. Причину, по которой они держали его привязанным, Сэм не понимала. Более того, рядом с парнем никто не собирался дежурить и ждать его пробуждения, а значит, проснись он один, то тут же бы запаниковал и начал бы действовать. Сэм сделала бы именно так. В его положении любое движение – это подпись на собственном смертельном приговоре. Кровотечение могло открыться в любой момент, при любом движении. Поэтому она тут, именно так девушка убедила Кассо оставить ее здесь. Охрана заходила каждый час, поэтому отвязать Ноа возможности не было.
Ноа лежал с обнаженным и перевязанным в районе живота торсом. Еще один шрам на его теле. А сколько их еще будет?
Лишь через несколько часов Сэм принесли ее рюкзак, предварительно обшмонав его и достав все, кроме одежды. Забрали даже дурацкие батончики. Глупо было брать рюкзак и сумку Ноа, очень глупо. Впрочем, в рюкзаке было то, что ей сейчас было нужно – одежда. Теперь, натянув на себе футболку с длинным рукавом, Сэм чувствовала себя более защищенной, нежели сидя в спортивном топе.
Девушка то и дело замирала и напряженно смотрела на грудь парня, которая, после небольшой заминки вновь поднималась, показывая очередной вдох. Живой. Ком в груди все нарастал и давил с бешеной силой, мешая дышать. Девушка уже несчитанное количество раз подходила к Савою, говорила с ним, гладила по волосам, но он по-прежнему лежал неподвижно…хорошо, что живой.
Что теперь будет? Даже если они выберутся из этого места, то как будут жить потом? Кассо прав: каждый из них, это ни что иное как Ахиллесова пята для другого. Если один будет пойман, то другой обречет себя на такую же участь, пытаясь спасти второго, если один будет ранен, второй останется рядом и тоже будет убит. Готова ли Сэм подвергать Ноа подобной опасности? Насколько правильно это будет? Сможет ли она жить в постоянном страхе его потерять?
Черт.
Девушка задумалась и полностью погрузилась в свои мысли. Она потеряла счет времени и, кажется, задремала. Тихое шевеление рядом вдруг всколыхнуло ее тревожный сон. Сэм распахнула глаза и увидела его. Ноа лежал и смотрел на нее. Он пришел в себя.
Странный хрип слетел с его губ. Ноа хотел что-то сказать, но у него не вышло. Теперь парень просто слабо, едва заметно улыбается пересохшими губами и смотрит на девушку.
Сэм опустила ноги на пол и наклонилась к Ноа. Рука осторожно, будто опасаясь спугнуть, коснулась его щеки, - Эй, привет, - улыбка коснулась ее губ, девушка чуть наклонила голову, неосознанно пытаясь сделать так, чтобы их лица были параллельны.
- Ну и напугал же ты меня, - девушка улыбнулась сильнее, теперь более смело и легко. Взгляд коснулся пересохших губ парня и, Сэм замерла на секунду, - Подожди, сейчас.
Она убрала руку от лица Ноа и отвернулась в сторону. Послышался звук падающих в воду капель, - Вот, - Саманта повернулась обратно и приложила к губам Савоя платок, смоченный в воде, - Я знаю, ты, должно быть, умираешь от жажды…Тебе пока нельзя пить, так что…
Глаза. Как же она рада вновь видеть его глаза цвета пасмурного неба. Как же она скучала по ним, смертельно скучала. Сэм отложила платок обратно и неловко провела рукой по темным волосам парня. Сначала осторожно, словно опасаясь чего-то, затем уже слегка запуская пальцы в его волосы.
Ком в груди снова ожил и начал давить изнутри, обжигая.  Надо было отвлечься, сделать хоть что-то.
Ноа привязан. Она больше не может это терпеть. Не станет. Сэм бросила короткий взгляд на запястье парня и за пару секунд развязала его руку, - Тебе нельзя шевелиться. Хорошо? Местные врачи не особенно квалифицированны, - Сэм усмехнулась. Ей еще предстоит рассказать Ноа о своем поступке, о том, что они оба заложники здесь, о Филе и о том, что выбираться будет проблематично, только все это потом, не сейчас. Сейчас главное, чтобы Ноа поправился.

+1

5

Тогда...

Брусья в просторном спортивном зале приветливо скрипят и терпеливо выдерживают спортсмена, который использовал снаряд по прямому назначению.
Парень отжимается, после чего фиксирует локти в прямом положении, подтягивает колени к груди и медленно выбрасывает ноги вверх, принимая положение натянутой струны. Спустя секунду бедра раздвигаются. Идеальный шпагат, носки тянутся.
Ноа медленно выдыхает и также плавно возвращается в исходное положение. Он раскачивается, отталкивается от брусьев, делает двойное сальто, приземляется на предплечья, после чего вновь выбрасывается вверх собственное тело, фиксируя кисти рук на снаряде. Выдох, «уголок».
Дверь в спортзал предательски скрипнула, заставив парня перевести внимание на вошедшую фигуру. Он никак не отреагировал, лишь отвёл взгляд в сторону, фокусируясь на собственных движениях. Два отжимания, чтобы дать мышцам нужный тонус, после чего парень плавно опускается на мат. В нарушение всех правил спортивной гимнастики сначала его касается одна стопа, после чего к ней присоединяется другая - та, выше которой располагалось затянутое эластичным бинтом колено.
Савой выдыхает и утирает тыльной стороной ладони пот, который начинал градом катиться со лба. Глаза защипало от соли. Он почувствовал в своей руке полотенце. Секунду поколебавшись, Ноа всё же принял «подарок», обтирая лицо, шею и плечи.
- Спасибо.
Он говорил искренне, без лишних и никому не нужных подтекстов. Однако особой радости в голосе Савоя не было слышно. Он будто находился далеко отсюда и намеренно не желал сближаться с девушкой, стоящей рядом с ним.
- Зачем ты пришла, Сэм?
Вопрос, который раньше он бы никогда не задал, но времена изменились. Глаза Ноа вновь заволокли пасмурные облака, не давая им «светиться» чистым голубым светом. Парню было больно, и это ощущалось в каждом жесте, сказанном слове и мускуле, на котором напряженно вздувались жилы.
Зал погрузился в пугающую тишину, от которой кровь начинала стыть в жилах. Несмотря на разгорячённое после тренировки тело, Ноа становилось холодно и неуютно.
Молчание затягивалось, что лишь сильнее накаляло обстановку. Ему надоело ждать. Парень просто обошёл Бреннан сбоку, кладя полотенце на скаймеку и поспешно натягивая на себя тёплую толстовку.
- В молчанку поиграем? Как скажешь...
Он злился и с трудом контролировал эмоции. Внутри словно что-то надорвалось, причиняя вечно зудящую и ноющую боль. Это раздражало и заставляло ненавидеть себя, а заодно и человека, ставшего причиной этой боли.
Они с Сэм не ругались, не устраивали скандал, не били посуду, как это обычно заведено. Просто их история внезапно слишком резко закончилась, оставив открытый финал и ощущение искреннего удивления внутри. Ноа до сих пор не понял, что произошло. Сэм молчала и не могла толком объяснить, что её сподвигло на этот шаг. А Ноа... он просто устал, но в то же время не побежал за ней, когда это нужно было сделать. В разрыве всегда виноваты оба. Осознание этого факта терзало и мучило парня. Чувство вины, подобно кислоте, разъедало внутренности. И в то же время он был слишком обижен, чтобы идти на попятную.
- Ты любишь меня?
Его простой вопрос был подобен контрольному выстрелу в голову обессиленной жертве. Сэм вздрогнула, не поворачиваясь к нему лицом.
Ноа подошёл слишком близко, хватая девушку за предплечья и слегка встряхивая, словно заставляя Бреннан придти в чувство.
- Любишь или нет?!
Она поднимает на него взгляд, и он тут же жалеет о содеянном. Скупые и вымученные слёзы катились из её покрасневших глаз, которые девушка отчаянно пыталась скрыть под козырьком бейсболки. Совсем как тогда...
- Хватит...
Он отходит в сторону и медленно направляется к выходу.
- Я больше так не могу, Сэм. Понимаешь? Не могу...
Дверь хлопнула. Сэм осталась одна...

***

Сейчас...

Недостаточная влага касается губ Ноа, заставив его нервно всасывать скупую жидкость. Постепенно к парню приходило осознание того, что происходит, и в каком состоянии он находится.
- Хо... хорошо...
Эта фраза слетала с его губ уже более уверенно. Вместе с сознанием к Савою вернулись и ощущения. Казалось, что болит каждая клетка тела: ему было тяжело дышать, а за слоем многочисленных бинтов саднило так, что парень несколько пожалел, что пришел в сознание так быстро.
Сэм спасла его? Но как? Одна бы она не смогла уволочь его из квартиры. Куда подевался снайпер и почему не завершил начатое, когда для этого были все предпосылки. И, самое главное, где они находятся?
Парень откинулся обратно на валик и вновь внимательно огляделся по сторонам. Помещение, в котором они находились, больше походило на карцер. Стены без следов какой-либо отделки, холодный пол, к которому даже прикасаться не хотелось. Мебель таковой и назвать нельзя. Стул, с которого подскочила Сэм, больше напоминал приспособление для сидения, нежели атрибут цивилизованной квартиры.
Картинка постепенно начала складываться в голове, отчего сердце в груди Ноа забилось быстрее. Он никогда не лез на эту территорию, потому что знал, чем это может закончиться. Бывшей тюрьмой заправлял некий ублюдок Кассо, а в прихвостнях у него ходила шайка головорезов, которые удивительным образом после катастрофы вышли по «УДО».
Ноа скривился и шумно выдохнул, причина была вовсе не в швах на животе, которые болезненно дергало.
Проклятье! Савой не хотел, чтобы всё обернулось таким образом. Что же ты наделала, Сэмми?
- Какова цена? - в воздухе повисла тишина. За красивые глаза Ноа никто не стал бы вытаскивать с того света. Сэм нужно было предложить нечто ценное, что позволило бы отъявленным ублюдкам проявить «милосердие». Вот только за него всегда приходится платить сполна.
Словно в ответ на его вопрос дверь «палаты» резко отварилась. Кассо ввалился собственной персоной, довольно ухмыляясь. Ноа не подал вида, однако почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок. Следом за главарём зашли два бугая, один из которых крутил в руке «бабочку», а второй забавлялся с гаечным ключом, попутно кидая на Сэм похотливые взгляды и складывая губы в жест, за который Савой был готов перерезать ему глотку.
Ноа дёрнулся, однако рука Бреннан, вонзившаяся в его плечо, заставила парня остановиться.
- Очухался значит, ковбой? Как погляжу, кишки твои ещё не вывалились. Можешь поблагодарить.
- А ты занимаешься благотворительностью? Скорее уж мои кишки вывалятся.
Стальная хватка сжала до хруста его горло, пригвоздив к койке. Глаз зацепился за гаечный ключ, занесённый над левым ребром. Ноа зажмурился. Он сглупил...
- Гуффи, остынь.
Взмах рукой заставил бугая, вжавшего Ноа в кушетку, сплюнуть на пол и отступить. Парень закашлялся, переводя дыхание. Повязка на его животе покраснела. Взгляд уловил фигуру Сэм: второй выродок одной рукой держал её за волосы, а другой проводил кончиком ножа вдоль линии скул, предварительно облизнув лезвие.
Ноа побледнел и дернулся в сторону Кассо.
- А-а-аааа! - тот демонстративно покачал указательным пальцем. - Давай-ка проясним детали, малыш. Ты моя шлюха, и я буду делать с тобой, что захочу. Будешь язвить, Брок вырвет пасатижами твой язык и скормит его псам. Не станешь говорить, мы тебя в капусту порубим, медленно и аккуратно, начиная с пальцев. Но самое главное...
В похабные лапы Кассо бросили Сэм. Он с силой сжал пальцами скулы девушки, одновременно проводя свободной рукой вдоль линии её шеи.
- Ты же не хочешь, чтобы с ней что-то случилось?
- Хватит...- Ноа пропустил фразу сквозь зубы. - Что тебе нужно?
Сэм отпустили. Савой мысленно облегченно выдохнул. Хотя бы на короткий миг девушка была в относительной безопасности.
- Всё просто. Мне нужна информация, а твоя подружка призналась, что она у тебя есть. Вернее, та часть, которую она ещё не слила, - на кушетку Ноа упала пачка с документами. Парень перевёл взгляд на Сэм. Брови Савоя болезненно сползли к переносице. - Вот и славно. Смекаешь, значит?
Ноа цыкнул, вновь переводя стальной взгляд с Кассо на Бреннан. Ситуация выходила из-под контроля. Савой упускал время, которое слишком быстро ускользало сквозь пальцы.
- Мне нужны гарантии.
- Что тебе нужно?!
Кассо кивнул Гуффи, давая однозначную команду действовать. Бугай подошёл к Ноа, замахиваясь гаечным ключом и метя в больное колено. Кажется, Сэм крикнула...
Рука ублюдка ловится за кисть и отводится в сторону по инерции, заставляя его развернуться и потерять равновесие. Гуффи заваливается. Его кисть хрустит, выворачиваясь до предела. Ублюдок орёт, а затем резко умолкает. Локоть Ноа с силой сдавливает шею нападавшего, вторая рука упирается ему в затылок. Хруст. Шея Гуффи становится неестественно подвижной, после чего его труп падает на холодный и грязный пол. Ноа выдыхает. Он не обращает внимание на ставшую более багровой повязку, а лишь всматривается в глаза Кассо. Сейчас это совершенно другой человек. Не тот, которого привыкла видеть Сэм: жестокий, расчетливый, холодный и... одинокий.
- Если хотя бы волос упадёт с её головы, я твои кишки через жопу вытащу, пидар!
Брок, который приставил к шее Сэм «бабочку», стал пунцовым, надавливая на нож сильнее. Однако вскоре его пыл остудили. Кассо вновь махнул рукой, после чего помещение заполнил неестественный смех, заставляющий сердце покрываться ледяной коркой.
- А вы друг друга стоите. Что же мне мешает убить тебя, а затем порезвиться с твоей подружкой, шоумен?
Ноа усмехнулся, приподнимаясь на локтях и садясь на кушетке.
- Информация. В противном случае, я и Сэм были бы уже мертвы. Три дня... - Ноа делает паузу, после чего продолжает. - Я прихожу в чувство, Сэм остается здесь, и никто к ней даже пальцем не прикасается. Ты возвращаешь мне мои вещи, всё до последней сраной банки с просроченными консервами. Информацию буду выдавать частями. Последнюю получишь, когда мы уйдём отсюда.
В комнате повисло молчание. Все присутствующие обдумывали сказанное Савоем.
- Брок, выйди... - бугай на мгновение замер, но все же не стал ослушиваться приказа. - Три дня, шоумен. Иначе останки ваших трупов будут дожирать псы.
Дверь хлопнула. Помещение вновь погрузилось в пугающую тишину...

***

Тогда...

Дождь заливал стадион старшей школы Финикса. Трава казалась в тусклом сером цвете особенно зелёной. На стеблях зависали крупные дождевые капли, после чего срывались, увлажняя истосковавшуюся по ним землю.
Звонок давно прозвенел. Старшеклассники сейчас страдали на уроке химии, проводя лабораторную со щелочью. В классе не хватало лишь двоих...
- Дурак, мы промокнем насквозь! - Сэм засмеялась, утопая в его объятиях.
- Плевать, - Ноа лишь улыбнулся в ответ, еще сильнее притягивая девушку к себе и позволяя ей запустить руки под прилипшую к телу футболку. - Мы прогуливаем химию, погода в кои-то веки не бесит, и я просто... просто хочу чувствовать тебя.
Он проводит большим пальцем по её губам, после чего вновь нежно касается их поцелуем.
- Я люблю тебя, Сэм Бреннан...

+1

6

Он здесь, он пришел в себя. Разве могла Сэм просить о большем? Все ее старания. Такие неправильные, сложные, но спасительные решения были не напрасны. Она не зря притащила сюда Ноа, не зря затеяла эту опасную игру с Касса, ведь только благодаря ему Ноа сейчас дышит…
Губы девушки медленно и неуверенно изогнулись в подобие улыбки. Глаза стали тяжелее, словно вот-вот из них польется река слез.
- Тебе сделали операцию, - заметив взгляд Ноа, который блуждал по комнате, девушка решила объяснить, что к чему. Парень только что очнулся и вряд ли готов воспринимать много информации, поэтому Сэм не хотела его перегружать. Она говорила не много и по делу. Ее ладонь задержалась на его скуле, прижимаясь к прохладной коже, - Рана серьезная.
Судя по смене мимики Сэм поняла, что Ноа начинает осознавать произошедшее. Это место большинство нормальных людей предпочитают обходить стороной, не говоря уже о том, что при встрече на улицах города кого-то из членов этой банды, выжившие пытаются спрятаться как можно дальше, иначе любой попадал в рабство. Его роль могла быть любой: от человека, действительно нужного Кассо, до пешки, пытки над которым становились главным развлечением одного дня. Потом несчастный погибал. Саманта же решила сунуться сюда и попросить помощи. У нее не было иного выхода.
Ноа скривился и шумно выдохнул, отчего девушка нахмурила брови и склонилась над парнем, еще не успев задать вопрос о причине перемен с ним. Нестерпимо болит рана? Или ему стало хуже?
- Какова цена? – колючий, словно морской еж вопрос повис в воздухе. На мгновение Сэм замешкалась, совершенно не ожидая, что Ноа задаст его вот так в лоб. Девушка лишь успела приоткрыть рот и издать первый звук, как дверь в комнату распахнулась, и внутрь зашел Кассо со своей свитой неудачников. Сэм видела их раньше и про себя прозвала Бибоп и Рокстеди за сумасшедшее сходство с персонажами из Черепашек Ниньзя. Они были такими же огромными, отвратительными и тупыми. Сказать по правде, из этих двоих, Сэм больше нравился Рокстеди.  Он бы не такой тупой и зловонный, а заодно внешне меньше пугал и не вызывал такого отвращения как Бибоп. В реальной жизни его звали Гуффи. Что ж, родители были с чувством юмора.
Кассо пришел сюда за своим долгом.  Его информатор очнулся и Большой Босс хочет узнать нужную ему информацию. Ноа дернулся, но Сэм сильнее сжала пальцами его плечо, останавливая. Любое движение могло быть смертельно.
Мужчины перебросились несколькими быстрыми фразами и, не успела Сэм сообразить, как стальная хватка вонючего спутника Кассо сгребла ее за волосы и оттащила на пару шагов в сторону, прижимая к своему огромного зловонному телу. Если бы не накаленная до предела атмосфера, то Саманту наверняка стошнило бы. Огромная клешня похотливо прошлась по ее бедру и поднялась на талию. У самого лица Бибоп раскрыл нож и коснулся ее кожи лезвием. Только все это было сейчас не так важно. Сэм видела как второй бугай сдавил горло Ноа и вжимал его в кушетку. Распоряжение Кассо и Гуффи отступил, освобождая Ноа.
Главарь не церемонясь объяснил парню положение дел, и, теперь Сэм уже была в лапах у Джона. Этот человек славился жестокостью и беспринципностью. Он никогда не жалел своих жертв и оставлял после себя выгоревшую землю.
Не проще ли было зайти и объяснить все нормально? Просто сказать, что оказал услугу и теперь ждет ответной? Но нет, Кассо забавлялся. Ему доставляло удовольствие быть жестоким, мучить людей, видеть их боль и страх. А сейчас Сэм была на грани паники. Девушка боялась совсем не за себя и свою жизнь. Сейчас важней был Ноа, она не может потерять его снова, вот так. Бреннан сделала слишком много, чтобы спасти его..ее попытка не может оказаться неудачной. После решения прийти к Кассо, после появления в его лагере, отступать было уже нельзя.
Ноа тоже не отступал, - Мне нужны гарантии.
Бессмысленность ситуации раздражала. Если бы Кассо захотел, то стал бы мучить Сэм, и Ноа все бы ему выложил. Так почему же он этого не делает? Что он задумал?
Джон Кассо не оценил подобного финта Савоя и приказал своей шестерке действовать. Бугай подошел к Ноа и снова замахнулся гаечным ключом, на этот раз над больным коленом Ноа. Сэм вымученно закричала, но дальше произошло то, чего девушка никак не ожидала. Замученный и ослабевший Ноа среагировал и, отведя руку Рокстеди в сторону заставил того развернуться, а уже через несколько секунд свернул ему шею.
Неприятный, заставляющий скривиться хруст шейных позвонков нельзя было с чем-то спутать. Он еще несколько секунд стоял в ушах девушки. Рокстеди больше нет.
Ноа просто так свернул ему шею? Не задумываясь и не медля? Кто он теперь?
- Если хотя бы волос упадёт с её головы, я твои кишки через жопу вытащу, пидар! - слова зазвенели в ее ушах. Сэм нервно сглотнула, и, раскрыв рот уставилась на Ноа. Она никогда не слышала от него таких слов...и правда думала, что этот мир не изменит его на столько, что он станет похож на тех мужиков на трассе или в любом притоне?
Только вот делали говорил он это все из-за нее. Можно ли винить его в том, что Ноа стал другим: колючим, жестким и жестоким, и готов горой стоять за нее, не думая о себе? Они все изменились.
Холодное лезвие ножа еще сильнее прижалось к коже, наверняка оставляя тонкую алую полоску, однако, Кассо махнул рукой заставив Бибопа отступить.
Теперь у них есть три дня? Три дня и Кассо отпустить их? Едва ли. На сколько Ноа продлил их жизнь сейчас? Сможет ли Сэм вытащить его отсюда? Слишком много вопросов и так мало времени на поиск ответов.
Дверь хлопнула и пара осталась одна.

Одного мгновения хватило Сэм, чтобы перевести взгляд на Ноа и заметить кровавое пятно, расползающееся по некогда белой повязке. Открылось кровотечение?! Девушка подскочила к парню, положив одну руку на повязку, а второй качаясь лица парня.
Его взгляд, который еще секунду назад был ясным, стал мутнеть. Казалось, парень теряет сознание, но все же отчаянно борется за реальность.
- Ноа, - голос Сэм дрогнул. Девушка заглядывала в его глаза и старалась найти подтверждение того, что он не уйдет сейчас, - Ноа, посмотри на меня. Слышишь? Посмотри на меня. Не закрывай глаза, ладно? Не оставляй меня...
Глаза Сэм покраснели и наполнились влагой, брови сложились в жалобный домик. Сердце трепетало в груди перепуганной птицей, а внутри было полное ощущение беспомощности. Она ничего не может. Что, если это и правда кровотечение? Она не сможет ничего сделать. Что если Ноа отключиться сейчас? Что если он больше никогда не очнется? Она так много не успела ему сказать...
Взгляд Ноа уже с трудом фокусировался на девушке. Сэм чувствовала как ослабели его пальцы, как Ноа теряет сознание. Всего несколько мгновений и парень закрыл глаза.
- Ноа? - на выдохе снова позвала девушка и слегка сжала его плечо, - Ноа?
Тишина.
Сэм захотелось кричать, однако, она собрала волю в кулак. Осторожно, словно боясь обжечься, девушка протянула руку к его шее и привычно коснулась области с сонной артерией. Тук-тук-тук. Кровь звучно пульсировала под пальцами, словно убеждая девушку, что не все еще потеряно.

Внезапно верь открылась и на пороге появился долговязый мужчина с криво побритой головой. Он выглядел растерянным и совсем не подходил для этого места. Грязно-белый халат вызвал в нем медика или же лаборанта. Сэм, не отрывая пальцев от шеи Ноа перевела на него взгляд. Парень же зашел, положил на тумбочку сверток и какую-то коробку, и лишь только потом перевел взгляд на Сэм.
- Мистер Кассо приказал проверить этого пациента, - в голосе гостя уверенности не было, - И сказал, что он не должен умереть...он... - последнее междометие мужчина произнес с вопросительной интонацией и явно опасаясь ответа.
- Он без сознания, - продолжила за него девушка, - Ты врач?
- Да...был им...до всего этого... -  мужчина приободрился и подошел ближе к Ноа, - Надо проверить его рану и убедиться в отсутствии кровотечения. Поможешь мне?
Сэм уверенно кивнула.

Спустя несколько минут, Ноа был заново перевязан. Вероятнее всего внутреннего кровотечения нет и, если сделать плотную повязку и ограничить движения, то вскоре кровь остановиться. Врач рассказал, что парню повезло — органы по редкой и очень счастливой случайности не задеты, ленивая пуля прошла косо, отчего нанесла мало ущерба в глобальном плане. Однако, без помощи Ноа вряд ли выжил бы, особенно если учесть большую потерю крови. Если он перестанет выкидывать такие фокусы как только что, то вероятнее всего поправится.
Сам он — такой же заложник как и они, только пока нужен Кассо из-за своей профессии. Оказалось, что он единственный квалифицированный и практикующий в прошлом мире врач, что сейчас очень ценно. Остальные два «врача» здесь — это люди, когда-то получившие образование, возможно, работавшие, только вот потом они сошли со светлой тропы. Знаний их зачастую не хватало, зато в решимости им не откажешь: оттяпают ногу и не моргнут.
Кроме того, оказалось, что Фил находится в камере в нескольких блоках отсюда. Его не особенно стерегут из-за полной изоляции этого заведения: здесь им нечего бояться.
Через некоторое время он ушел, и Сэм снова осталась одна.

Сэм осторожно присела рядом с Ноа. Девушка молчала, рассматривая каждый сантиметр его лица, словно хотела запомнить или сопоставить с тем Ноа, которого она знала.
Небритый. Легкая щетина теперь обрамляла его лицо. Под ней несколько отметин от ранок, которые, наверное, скоро исчезнут совсем. Его волосы длиннее, чем обычно, пострижены неровно, неаккуратно, по-другому...А еще в уголках его глаз так и остались мелкие складочки-морщинки. Они всегда становились более заметными, когда Ноа улыбался. Никто не видел их, это же так обычно, но Сэм, Сэм их замечала.
Девушка облизнула нижнюю губу и осторожно провела пальцами по волосам Ноа, прямо у лба. Слезы, наконец, побежали по ее щекам, рисуя две тонкие блестящие полоски. Она еще несколько секунд медлила, а затем тихо произнесла.
- Я тоже люблю тебя...
Ведь тогда она так и не сказала ему этого.

Отредактировано Sam Brannan (2016-10-02 23:51:33)

+1

7

Тогда...

Музыка заполняет собой пространство спортивного зала, сквозь окна которого только начинал струиться солнечный свет. Он был холодным и приобретал красноватый оттенок, отчего кофейные стены зала казались непривычно багряными, словно на них брызнули артериальной кровью.
Снаряды оставались пустыми. У «коня» стоял нетронутый мостик, кольца, находившиеся по соседству, пребывали в полнейшем покое. Перекладина успела запылиться, равно как и ковёр для вольных упражнений.
Музыка продолжала играть. Акустика была хорошей, поэтому каждый звук чудовищным эхом отдавался внутри.
Молодой парень сидел на потрепанном мате, поджав колени к груди и уперев в них локти. Он задумчиво покусывал большой палец руки, всматриваясь пустым и покрасневшим взглядом в солнечные блики, которые начинали свой скромный танец на полу.
Слишком пусто здесь было... Рука непроизвольно сжимает майку на левой половине груди, словно пытаясь вырвать из-под неё ноющее сердце. Парню было больно. Настолько, что все мысли и чувства смешались в один тугой комок, превышающий, несмотря на свой скромный размер, массу мужского тела.
Почему всё это произошло? Разве он заслужил подобное? Чем Ноа провинился, что судьба так болезненно ударила его под дых, не давая возможности придти в себя?
- Да пошло оно всё!
Кожаные напульсники с чудовищным грохотом ударились о стену, после чего упали на пол. Брови парня сложились болезненным домиком. Ноа запустил пальцы в волосы, с силой проводя по макушке, после чего скрестил кисти рук в замок на затылке, разводя лопатки. Послышался хруст затекших суставов.
Дверь тихо отварилась. Савой слышал неуверенные шаги, знал, кому они принадлежат, но не хотел оборачиваться, чтобы не выдать слабость, за которую он начинал себя ненавидеть.
Женская рука неуверенно коснулась его обнажённого плеча, заставив на краткий миг вздрогнуть.
- Так и знала, что найду тебя здесь.
Нора осторожно присела рядом, приобнимая брата и кладя голову ему на плечо.
- Хочешь поговорить? Я не буду ни о чём спрашивать, просто побуду рядом.
Ноа плотно сжал зубы. Скулы нервно дрогнули, а глаза зажмурились. Он покачал головой и попытался сказать «нет», однако вместо этого с губ парня сорвалось нечто невнятное и больше походившее на жалобный стон.
Внутренняя боль поражает каждую клетку, заставляя тело неестественно скрючиться. Ноа ударяет кулаком по мягкому мату, затем ещё раз... и ещё... От каждого удара его сестра вздрагивает, но внешне остаётся невозмутимой. Сегодня она должна позволить, возможное, впервые за всё время, побыть брату слабым.
Она слегка надавливает ему на макушку, заставляя положить голову себе на колени. Ноа поддаётся и вытягивается на мате, уставившись взглядом в потолок: пустой, потухший и белый. Он напоминает чистый лист бумаги, на котором можно начать писать новую историю.
Из глаз Савоя сбегают две скупые мужские слезы, оставляя на щеках влажные дорожки. Он не торопится их утирать, это сделает спустя несколько мгновений Нора.
А музыка всё продолжает звучать, заполняя собой внутреннюю пустоту и рисуя в голове историю. Ноа пока не понимал, хочет ли он продолжать оставаться одним из её главных героев...

***

Сейчас...

Предложение принято. Теперь у них есть три дня на то, чтобы выжить. Хотя бы на секунду можно облегчённо выдохнуть. Когда охладевший труп выволокли прочь, а двери закрылись следом за Кассо и его поредевшей бандой, Ноа вновь опускает голову на валик.
«Наркоз» адреналина проходит, и тело отзывается чудовищной болью, которую невозможно контролировать.
К горлу подкатила тошнота, голова закружилась. Савой постепенно терял ориентацию в пространстве, но продолжал отчаянно хвататься за реальность.
- Сэм...
Она здесь, рядом с ним. Касается его лица, просит не закрывать глаза, но ему так хочется это сделать. Он так... устал... От всего, что происходит. Устал от бессмысленной борьбы, которую непонятно для чего продолжал. Ради спасения их жизней? Ради спасения Сэм? Или за этим стояла лишь привычка? Кто он в её глазах после того, как в очередной раз без всякого сомнения свернул шею тому ублюдку? Ни один мускул не дрогнул. Он знал, что делает, и хотел этого. Вот так, Сэмми... Вот, в кого я превратился. А теперь скажи, нужен ли я тебе? Потому что я сам в этом уже не уверен...
Он пытается коснуться её рукой, но изображение предательски размывается. На лице Ноа появляется дурацкая улыбка. Обычно так себя ведёт человек, теряющий сознание. Багровое пятно на белой повязке продолжало расползаться. Ему хочется спать, и Ноа поддаётся желанию, проваливаясь в забытье. Сильные руки обессиленно падают на кушетку. Савоя вновь забирает в своих холодные объятия темнота...

***

Жарко... он ворочается и бормочет что-то невнятное. Тело влажное от испарины. На краткий миг глаза Ноа открываются. Он различает расплывчатый силуэт в белом халате, который делает ему инъекцию.
- Нора...
Глаза закатываются. Ему становится легко, хорошо и... пусто. Словно тело набили ватой. Мысли исчезают, их становится тяжело ухватить. Веки наполняются свинцом и закрывают усталые мутные глаза цвета пасмурного неба.
- Но...ра...

***

Он видел сестру во сне. Они смеялись, бродили по пляжу родного Бергена, играли в догонялки, словно вновь были детьми. Ноа был быстрее, поэтому приходилось поддаваться, пока его сестра-близнец улепётывала, что есть мочи, беззаботно заливаясь задиристым смехом.
Он был счастлив. Поддаваться надоедает, и Савой наконец-то в несколько шагов нагоняет сестру, хватая её за талию и отрывая от земли. Она бьёт кулаками по широкой груди и продолжает смеяться.
Они теряют равновесие и валятся на песок. Со стороны за ними наблюдает ещё одна девушка. На ней старая парка Ноа и неизменная бейсболка. Её лицо скрыто наполовину, однако на нём можно прочитать улыбку умиления.
Ноа поднимается на ноги и отряхивается от песка. Волны, разгоняемые ветром, ударяются и разбиваются о скалы, донося до резвящихся на пляже солёные брызги.
Ноа засматривается на удивительной красоты пейзаж, глубоко вдыхая. Такое ощущение, будто за спиной вырастают крылья.
Девушки встают по обе стороны от него, кладя руки на плечи Савоя. В грозовом небе появляется просвет, вырисовывающий на волнах солнечную дорожку.
- Иди, ты и так здесь слишком задержался.
Нора улыбается. Её рука сжимает ткань свитера на плече брата.
- Но я не хочу. И, Нора, я не могу. Не могу бросить вас здесь.
- Ты не бросаешь. Я всегда здесь, забыл, глупый брат?
Она смеётся, целуя его в щёку, после чего переводит взгляд на Сэм.
- Позаботишься о нём?
Ноа подхватывает внезапно начавшийся ураган, унося прочь с пляжа. Силуэты девушек становятся едва различимыми. Он кричит, но все звуки заглушаются. Тело пронзают яркие солнечные лучи, растворяя реальность, которая всего секунду назад казалась таковой.

***

Ноа кашляет и открывает глаза. После яркого света на пасмурном пляже помещение, где он всё еще лежал на кушетке, казалось непривычно тусклым, серым и мёртвым.
Чья-то рука нежно проводит по его лбу, убирая в сторону сбившиеся пряди волос. Савой знает, кому она принадлежит, отчего тепло улыбается и переводит взгляд на девушку.
- Привет...
Он слабо улыбается Сэм. Под её глазами залегли тёмные круги. Она вообще спала? Проснувшаяся вместе с организмом совесть болезненно уколола в самое сердце. Ноа нахмурился, однако постарался тут же переключить мысль. Он осмотрелся. Вокруг всё было по-прежнему за исключением того, что повязка на его животе стала тугой и новой.
- Долго я был в отключке? - получив короткий ответ на свой вопрос, Ноа повернул голову на бок, всматриваясь в грязное оконное стекло, расчерченное металлом решётки. - Ясно.
Ему хотелось извиниться за всё, что произошло, за то, кем он стал теперь. Но парень не мог подобрать подходящих слов, равно как и не решался вновь перевести виноватый взгляд на Саманту.
- Я видел Нору во сне... Он казался настолько реальным. Мы были на пляже, совсем как тогда. Забавно, но она просила тебя позаботиться обо мне. А ведь всё должно быть наоборот...
Ноа улыбался, однако его кулаки в этот момент с силой хватались за матрац.
Что теперь? Куда завела их судьба? Как быть?
- Мне страшно. Впервые за долгое время мне, мать его, страшно, Сэм! Я не знаю, что делать... просто не знаю.
Яркое солнце слепило. Это вынудило Ноа повернуться к Бреннан лицом. Теперь она видела его глаза. Глаза, в которых отражалась пустота и бездна Северного моря.

+1

8

Тишина медицинского крыла лишь иногда прерывалась голосами проходивших мимо двери людей: всего пару раз, услышав шаги, Сэм переводила взгляд на дверь. Девушка ожидала, что кто-то зайдет, но незнакомцы проходили мимо. Поначалу, Бреннан просто смотрела на Ноа, отмечая каждую черту его лица, каждую новую царапину или след от нее. Ей хотелось изучить его, некогда близкого, но теперь такого далекого. Она не понимала, что чувствовала, не знала стоит ли принимать эти новые чувства. Ноа, такой родной и близкий вдруг показался новым и совсем неизвестным. Это новое понимание пугало Сэм и заставляло сердце тревожно колотиться.
Она проснулась ночью. Слабое движение и невнятные звуки разбудили ее. Сэм не сразу сообразила почему Ноа вдруг дернулся и попытался перевернуться на бок. Страх того, что парень навредит себе заставил ее подскочить к нему и придержать за плечо. Обнаженная кожа оказалась горячей.
- Черт! - на выдохе прошептала она и перенесла руку на его лоб. Он, и без того покрытый испариной, поблескивающей в лунном свете, тоже оказался горячим. Девушка машинально легко коснулась его повязки второй рукой, крови не было. Бреннан снова посмотрела на лицо Ноа, - Что же ты делаешь...
Что же делать ей самой, Сэм не представляла. Вряд ли стоит звать на помощь кого-то из людей Кассо, это грозило новыми неприятностями, возможно куда более серьезными, чем эта. Едва выбравшись из одних трудностей, Сэм совершенно не хотела попасть в другие. Возможно поможет тот врач, как его? Сильвестр? Стефан? Стэнфорд? Ссс...Девушка не помнила его имени, а может быть, мужчина и не представлялся. Впрочем, это было не важно. Он сказал, что живет здесь, на этом этаже, а значит надо найти его и попросить о помощи.
Уверенной походкой девушка вышла из комнаты и в полной темноте направилась по коридору, осторожно толкая двери каждой из комнат. Найдя открытую, Сэм делала шаг внутрь и прислушивалась. Тишина, комната должно быть пуста. Наконец, в одной из комнат, в самом конце узкого коридора, она услышала храп. Освещаемый тусклым лунным светом, на койке кто-то спал. Его ноги сантиметров на пять торчали с ее края. Сомнений оставалось мало, это именно тот врач. Осторожно, будто нашкодившая кошка, Сэм подошла к мужчине и также осторожно потрогала его за плечо.
- Эй...эй, док.
Мужчина медленно открыл глаза и недовольно засопел.
- Эй, док, нужна твоя помощь.

Все лекарства находились в другой комнате и, скорее всего, под замком. Док обещал достать нужное. Он дал ей металлическое ведро, на дне которого колыхалась вода, и старую наволочку. Док вылил эту воду из какого-то графина, стоящего на столе, и Сэм лишь оставалось надеяться, что она чистая.
В комнате Ноа было душно. Спертый воздух давил на плечи. Парень метался по кровати и что-то бормотал, временами с его губ слетали вполне понятные слова и фразы. Он звал Нору. Имя подруги больно кольнуло в самое сердце. Внутри все сжалось и затрепетало.
Сэм поставила ведро рядом с койкой и наклонилась к Ноа, чтобы еще раз потрогать его лоб. Мокрый и горячий. Постель тоже влажная.
Девушка разорвала наволочку на две части и вытерла испарину на теле Ноа одной половиной. Ее же, Сэм намочила в воде и, отжав, приложила ко лбу парня. Меньше, чем за полминуты тряпка стала теплой, и, Сэм пришлось повторить процедуру, на этот раз приложив к груди Савоя второй кусок наволочки.
Бреннан не знала сколько времени прошло за этими манипуляциями, все происходило будто в тумане, словна сама Сэм была в полудреме. Ноа то, будто становилось легче и он затихал, то снова начинал бредить и ворочаться. Вода в ведре уже перестала казаться прохладной и приносила желаемого эффекта. Сэм последний раз развернула влажную тряпку на лбу ворочающегося Ноа. Кажется, ему не нравилось ощущение чего-то влажного на его коже, он скривился и снова позвал сестру.
Дверь в комнату открылась и из темноты коридора появился док. В его руку поблескивали две ампулы, - Я нашел.
Действие инъекции оказалось быстрым. Спустя всего несколько минут, Ноа затих.
- Что это было? - девушка не понимала причину жара? - В рану попала инфекция?
- Он борется, - тихо ответил док и вручил Сэм вторую ампулу, - Часа через четыре вколи эту.
- Спасибо, - устало прошептала Сэм и слабо улыбнулась, пусть в полумраке освещенной факелом комнаты этого было не особенно видно.

Раннее утро. Солнце только-только показалось из-за горизонта, однако никто в СИЗО его еще не видел. Жар Ноа спал еще ранним вечером, а ночью док принес две раздобытые где-то банки консервов и стакан воды. Кормили здесь плохо, и , Сэм не знала, что делала бы без этого человека. Док уже два дня курировал ее и Ноа, приносил Сэм еду и также украдкой забирал весь оставшийся мусор. Девушка ела мало, а в этот раз и вовсе была уверена, что овощная игра и гречка, принесенные доком окажутся полезными Ноа. Он должен был очнуться...
Кашель парня заставил девушку вздрогнуть и прильнуть к нему. Сэм смотрела на него во все глаза как на невиданное раньше чудо, не веря в происходящее. Она нежно коснулась его лба, убирая в сторону прядь волос. Но улыбнулся и поднял на нее взгляд.
- Привет, - Сэм болезненно улыбнулась. Ее глаза потяжелели и наполнились слезами.
Ноа проснулся. Жар прошел, рана затягивается...Все может быть хорошо.
- Привет, - снова повторяет она, улыбаясь. Она до сих пор не может поверхность в реальность происходящего. Самый дорогой ей человек снова здесь, рядом. С ним все будет хорошо. Теперь у них есть надежда. С ее плеч вдруг убрали тот груз, который все это время прижимал ее к земле. Все мысли о том, что им не стоит быть рядом, что они  опасны друг для друга, о том, что Ноа — уже не тот человек, которого она знала, что он изменился до неузнаваемости, что он стал грубым и жестоким, все эти мысли куда-то исчезли. Пока что исчезли. Сейчас перед ней был Ноа...Ее Ноа.
- Почти два дня, - отозвалась Сэм.
Он нахмурился. Времени совсем не осталось. За все это время Кассо не приходил ни разу, а сегодня вечером он вернется с вылазки и обязательно наведается в гости. Ноа ничего об этом не знает, но понимает, что их время на исходе.
В комнате повисла напряженная тишина. Ноа отстранено смотрел в окно, не поднимая взгляда на Сэм, а Сэм просто не знала, что сказать. Наконец Ноа подал голос:
- Я видел Нору во сне... Он казался настолько реальным. Мы были на пляже, совсем как тогда. Забавно, но она просила тебя позаботиться обо мне. А ведь всё должно быть наоборот…
Он упоминания Норы по спине Сэм снова пробежали мурашки, девушка вздрогнула. Савой все еще не смотрел на нее. Он с силой сжимал серые от времени простыни так, что вены на его руках набухли.
Савой, наконец, перевел взгляд на девушку. Темные серые глаза с вкраплениями грязной синевы обезоруживали. Ноа выглядел растерянным, опустошенным. Холодок пробежал по спине Сэм.
- Мне страшно. Впервые за долгое время мне, мать его, страшно, Сэм! Я не знаю, что делать... просто не знаю.
Перед ней был все тот же парень. Тот же человек, который всегда старался быть сильным. Всегда, даже если у него не было внутренних сил на это, старался выглядеть сильным. Тот, кто прятал слезы от жизненных поражений под улыбкой и шутками и всегда был опорой, всегда знал что делать. Сейчас он слаб, он сдался и вместо того, чтобы скрывать свою боль и свой страх, Ноа открылся ей, не стал отталкивать. Несмотря на все пережитое, на все изменения, которые произошли в нем, да и в Сэм, Ноа решил не отталкивать ее.
Она нужна ему так же как и он ей, а Ноа нужен ей как воздух.
Сэм максимально приблизилась к его лицу, заглядывая в глаза. Теперь она знала, что делать и она сделает для него то, что Ноа всегда делал для них с Норой. Сейчас она станет опорой для Савоя.
- Главное, что один из нас знает. Теперь мы вместе, слышишь? - девушка снова провела по его волосам, делая паузу в своих словах, - Я знаю, что нам делать. Для начала тебе надо восстановиться. У тебя дырка в животе, ты потерял много крови и еще не ел больше трех дней. Тебе надо набраться сил.
Еще одна пауза.
- Завтра мы выйдем отсюда. Все твои запасы остались в квартире, моих, к сожалению, нет, - Сэм вспомнила, что так и не отработала заказ, встретив Ноа, а значит, ничего не заработала, - Здесь есть док, он местный. Он попробует вывести нас отсюда. Только ты должен уверенно стоять на ногах, а для этого надо набраться сил. Давай я помогу тебе приподняться.
Она обхватила Ноа за плечи и торс, помогая приводняться и сесть в положение полу-лежа. Быстрым движением, Сэм подпихнула под его спину связку старых тряпок, которую принес док вместо того валика под головой Ноа.
- Ты так меня напугал, - девушка остановилась и сжала губы, - Пожалуйста, не надо так геройствовать, хорошо?
Минута слабости вдруг накатила на Сэм. Все те эмоции и переживания, что девушка держала в себе больше трех дней, разом накатились на нее, разрывая душу изнутри. Глаза снова стали тяжелыми и покраснели, внутренние уголки бровей приподнялись. Она крепко сжала ладонь Ноа.
- Ты — самое дорогое, что у меня есть. Не надо так больше… - ее голос сорвался. Наверное, Ноа хотел что-то вставить, но Сэм, стараясь сдержать слезы, приподнялась и, приблизившись, осторожно поцеловала его в лоб.

+1

9

Казалось, что всё происходящее нереально, будто Ноа до сих пор спит и видит сон. Организм ослаблен настолько, что парню тяжело даже поворачиваться на другой бок, несмотря на то, что сделать это очень хочется.
Сэм внимательно за ним наблюдает, говорит слова поддержки и просит не совершать глупостей. Нет... больше он её не подведёт. Ведь это из-за его опрометчивых действий они оказались в подобной ситуации. Если бы тогда Бреннан не упрямилась и послушала его, то сейчас не была бы заперта в «клетке» с отморозками, после «игрищ» с которыми можно умолять о смерти.
Он хотел, чтобы она жила. Ноа так долго искал их, а теперь, когда долгожданная встреча наконец-то произошла, их жизни вновь висят на волоске. Чувство собственной беспомощности вновь болезненно укололо измученное сердце, заставив Ноа тяжело сглотнуть. Савой не может ей помочь. Сейчас он бесполезен и только задерживает Сэм. Она осталась здесь ради него?
Ещё один удар под дых. Рана в животе отозвалась на него и заставила Ноа шумно выдохнуть, впиться руками в матрац и плотно сжать зубы. Анестетик, который, судя по всему, ввели ему внутривенно, начинал «отходить». Ему на смену пришла острая и ноющая боль. Края раны дёргало. Ноа срочно нужно было отвлечься. Просто продолжай говорить, Сэмми, пожалуйста. Сейчас мне это нужно.
И она выполнила его просьбу. Поток информации обрушился на него, словно лавина. Несколько секунд Ноа просто моргал, приоткрыв рот, пытаясь понять, действительно ли Сэм настолько самонадеянна, или она попросту тронулась умом.
- Постой... то есть... что?!
Он встряхнул головой и моргнул. Думать было трудно. Сопоставлять факты - ещё сложнее. Они выберутся отсюда? Какая чудесная иллюзия. Тюрьма хорошо охраняется, а головорезы Кассо хоть и обделены интеллектом, но стреляют метко, а приказы выполняют беспрекословно. Чтобы авантюра увенчалась успехом, этот хвалёный доктор должен взмахнуть волшебной палочкой или набросить на них мантию невидимку. А со скоростью передвижения Ноа... План походил на сказку. Чем больше Саманта говорила, тем отчаяннее Ноа хотелось возразить.
Проблема заключалась в том, что своего плана у парня не было. Критикуешь - предлагай. На второе Савой пока не был способен.
- Сэм, ты хоть понимаешь, что...
Он не успел договорить. На глазах девушки проступили слёзы. Сердце сжалось в тугой комок и больно ударилось о грудную клетку. Чувство вины накатило новой волной.
Она целует его в лоб. Настолько неожиданно, что Ноа вперился в стену позади девушки широко раскрытыми и удивлёнными глазами. Губы парня приоткрылись и с них сорвался сдавленный выдох, полный горести и сожаления.
Она отстраняется, но он хватает её за руку. Их лица так близко друг к другу. Ноа всматривается в её глаза: такие родные, любимые. В них он может тонуть бесконечно. Их он знает наизусть.
- Я...
Он шепчет, выдыхая ей практически в губы. Нет...
Ноа отстраняется и опускается на гору вещей, подложенных под спину. Сейчас не время. Да и будет ли оно вообще. Он даже не понимал, кто они друг другу. Давно этого не понимал, а сейчас не хотелось всё усложнять. Для начала они должны выбраться отсюда. Остальное - потом. Если они выживут...
- Обещаю...
Он тепло улыбается, а в его пасмурных глазах на короткий миг появляется ясное голубое небо. Цвет радужки не долго остаётся таким и вскоре вновь возвращается к привычному для него сероватому оттенку.
Желудок предательски заурчал, заставив Ноа смущённо покраснеть и положить руку на тугую повязку. Организм полностью пришёл в себя и теперь отчаянно требовал подзарядки.
- Хочется есть...

***

Тогда...

Вода мягко обволакивает тело, заставляя мышцы работать без лишнего напряжения. Ноа плывёт брасом. Он степенно погружается под воду, после чего выбрасывает тело из воды и совершает резкий, синхронный грибок руками и ногами.
Плавание позволяло восстановить форму после усиленных тренировок, снимало лишнее напряжение и позволяло отвлечься. Савой любил бассейн. В воде все мысли улетучивались, внутри оставалась лишь приятная пустота и спокойствие. Чистота — именно так можно было описать состояние спортсмена, когда он достиг бортика, упершись в него рукой.
Ноа делает глубокий вдох, срывает маску и шапочку, встряхивая головой.
Этого нельзя было делать, но, пожалуй, единственное, что парень ненавидел в бассейне, - идиотские «чепчики», которые нужно было в обязательном порядке носить.
- Опаздываешь.
Щелкнула кнопка секундомера. Девушка, держащая его в руке, самодовольно ухмыльнулась, присаживаясь на корточки и всматриваясь в скривившееся лицо Ноа. Парень недовольно цыкнул и с силой провёл по волосам, взъерошивая их.
- А я не ради мирового рекорда прихожу сюда.
- Сам просил включить секундомер.
- Ага... - Ноа хитро ухмыльнулся и закусил губу, всматриваясь в лицо той, которой он был поглощён целиком и полностью.
- Что? ДАЖЕ НЕ ДУМАЙ! НОА...
Она не успела договорить. Савой ловко ухватил её за руку, заставив потерять равновесие и кувыркнуться в воду.
Девушка резко вынырнула, принявшись нервно убирать прилипшие к лицу мокрые волосы.
- Совсем с ума сошёл?
Она ударила его по обнажённой груди. Затем ещё раз... и ещё... И вот Сэм Бреннан уже улыбается. Её рука постепенно поднимается выше, очерчивает мужское плечо, проводит по шее, после чего обвивает её. Ноа приближается, ловок подхватывая девушку под бедра, заставив её скрестить ноги у себя за поясницей.
- Я ещё не закончила.
- Закончила.
- Нет... прекрати... - он целует её в шею, заставляя выгибаться и прикрывать глаза от удовольствия. - Нас могут увидеть... Ноа...
- Кто? - он проводит большим пальцем по её губам, после чего целует их, страстно и самозабвенно. - Миссис Коул давно ушла, оставив мне ключ. Я же хороший ученик, забыла?
- Ладно, ботан, - она отстраняется, выбирается из бассейна и выжимает волосы. Одежда слишком мокрая и слишком плотно прилегает к идеальному женскому телу. Ноа нервно сглатывает, чувствуя, как предательски сводит низ живота. Он упирается руками в край бортика и приподнимается на них.
Стоит ему лишь поднять голову, как его губ касается игривый поцелуй.
Ноа ухмыляется и вылезает из бассейна, позволив влаге стекать по практически обнаженному телу.
- Останемся после уроков?
- Ага...
Вода в бассейне успокоилась. Выключатель щелкнул, погасив свет и позволяя лишь лунному свету скромно просачиваться сквозь панорамные окна. Тишина заполнила собой окружающее пространство, позволяя двум влюблённым полностью погрузиться в принадлежащий лишь им двоим мир.

***

Сейчас...

Еда на вкус была паршивой, однако Ноа послушно и беспрекословно поглощал содержимое ложек, которые Сэм активно запихивала ему в рот. Самонадеянная попытка накормить себя лично с треском провалилась, когда Савой сначала едва не опрокинул на себя тарелку, а затем вылил на грудь содержимое ложки.
Он чувствовал себя беспомощным младенцем, и это раздражало. Нужно было стиснуть зубы и терпеть. Отступать некуда, а безумный план Сэм Ноа до конца не понимал. Однако в одном он с девушкой был согласен — необходимо набраться сил. Они ему очень скоро понадобятся.
Время убегало сквозь пальцы, словно мелкий песок. Скоро этот ублюдок Кассо придёт за первой частью информации. Савой должен быть к этому готов. А если их суицидальный план побега сработает, то придётся довольно шустро перебирать ногами.
Ноа поперхнулся. Сэм придержала его за голову, после чего дала хлебнуть воды. От её привкуса Савой поморщился — жидкость была явно застоявшейся, но выбирать не из чего.
- Хватит... спасибо...
Он закрыл рукой рот, не давая возможности сунуть в него очередную ложку. Ноа наблюдал за Сэм, пытался понять, что сейчас происходит в её голове. Но чем больше парень всматривался в лицо... подруги, тем страшнее ему становилось. Бреннан сейчас походила на зверя, загнанного в угол. Она устала, измучена и совершенно потеряна. Они столько пережили за последние дни, что Савой не понимал, как девушка вообще ещё держится на ногах.
- Как ты?
Она отвертелась дежурной фразой, но Ноа нельзя было так запросто провести. Он ухватил её за руку, не позволяя отойти от кушетки.
- Сэм? Не лги мне. Я же вижу, что ты едва на ногах держишься. Тебе нужен отдых.
Он нахмурился, отчего брови сложились домиком у переносицы, образовав болезненную складку на лбу.
Ноа слегка приподнялся, придерживая тугую повязку, и потянулся к Саманте, осторожно и нежно касаясь свободной ладонью её лица.
- Эй, посмотри на меня, - большой палец заботливо провёл по щеке девушки. - Я здесь, живой. Не изводи себя. Разве забыла, что это моя прерогатива?
Ноа засмеялся, однако тут же остановился, чувствуя, как рана в животе неприятно напрягается.
- Иди сюда...
Он потянул её на себя, позволив прилечь рядом. Кисти рук переплелись. Ноа улыбнулся, поцеловав Сэм в макушку, после чего уставился посветлевшим взором в потолок.
Тихо... и так хорошо внутри...
- Расскажешь, что произошло?

Отредактировано Noah Waaktaar-Savoy (2016-10-05 23:58:01)

0

10

За этот короткий поцелуй, Сэм пережила целый набор эмоций. Грудь сдавило от наплыва ощущений и внутренней, какой-то невыносимой, нестерпимой боли. Внутренние края бровей снова непроизвольно приподнялись вверх, придав лицу Сэм трогательное выражение. Она медленно отстранилась от Ноа, но парень схватил ее за руку, не дав отодвинуться далеко. Он так близко, что Сэм может рассмотреть переходы цвета в радужке его глаз. Парень начинает что-то говорить, но осекается и отстраняется от Сэм.
- Обещаю…

Как и следовало ожидать, Ноа пробовал поесть сам. Бреннан совсем не противилась, напротив, с готовностью вручила ему кривую в двух местах ложку и наблюдала за заведомо провальными попытками. Вскоре Савой сам понял тщетность своих попыток, к тому же не в их правилах теперь было разбрасываться едой, так что уже спустя пару минут, Сэм вооружилась той же ложкой сама.
- Как ты? - покончив с едой, Ноа пошел в наступление. Вопрос под дых.
Сэм все еще держала в руках миску с остатками еды и наполненную ей ложку. Девушка беззаботно, на сколько могла сунула ложку в рот и начала жевать. Пища была мягкой, так что много времени это не заняло, однако дало девушке небольшую передышку и возможность отреагировать правильно.
Еще в процессе жевания Сэм беззаботно на сколько могла, пожала плечами, - Нормально, учитывая где мы находимся.
Ноа не купился. Парень ухватил ее на предплечье, слабо сжав руку, но все же не позволяя отойти в сторону.
- Сэм? Не лги мне. Я же вижу, что ты едва на ногах держишься. Тебе нужен отдых. 
Ноа нахмурился,  показывая то ли свое недовольство, то ли обеспокоенность. Он слегка приподнялся на постели и коснулся рукой ее лица, - Эй, посмотри на меня. Я здесь, живой. Не изводи себя. Разве забыла, что это моя прерогатива?
Кожу под его пальцами будто закололо от напряжения. Сэм сжала губы, стараясь сдерживать слезы. Он знает ее как облупленную, пусть за этот год между ними и выросла пропасть...он по-прежнему знает ее, ту девчонку, которая валялась с  ним на лужайке в парке, дурачилась на берегу холодного северного моря и слушала рассказ о том как он тонул. Сердце забилось сильнее, выдавая волнение. Ноа правда ее знает.
- Думаю, тебе сейчас хватает забот и без того, - усмехнулась Сэм. Ноа слабо засмеялся, но на его лице тут же появилась болезненная гримаса. Смеяться ему должно быть довольно больно.
Парень осторожно, но требовательно потянул Сэм на себя. Девушка только и успела, что отставить в сторону миску с ложкой, и, вскоре осторожно опустилась рядом с Ноа. Парень улыбнулся и поцеловал Сэм в макушку. Прямо как раньше.
- Расскажешь, что произошло?
Его голос звучал мягко, так что Сэм вот-вот могла забыть обо всем, что ее сейчас окружало: об этих стенах с потрескавшейся краской, о Кассо, о ране Ноа...о том, что ждет их снаружи. Девушке хотелось просто снова лежать рядом с Ноа и говорить о всяких мелочах.
Девушка сначала смотрела на потолок, размышляя, что будет говорить. Сэм не знала, что могла рассказать Ноа, какие подробности прошлых дней поведать. В целом, если не считать его жара, все было спокойно.
- У тебя был жар, - неуверенно начала она, - Док сказал, что ты борешься...В остальном все было тихо.
Сэм медленно повернула голову в сторону и несколько долгих секунд рассматривала профиль парня. Наверняка, Ноа чувствовал ее взгляд, но не собирался поворачиваться. Возможно, он представлял все события прошедших дней, которые пропустил, может быть думал о Кассо и его банде или соображал как убраться поскорее из этого затхлого и прогнившего места, а может быть просто чувствовал себя слабым.
Сэм не хотела мириться с последним предположением, она устало улыбнулась и повернулась на бок. Рукой девушка подцепила предплечье Ноа и приподняла его, забираясь в объятия парня. Теперь ее голова покоилась на его плече. Непривычно горячая кожа, от которой девушка уже успела отвыкнуть приятно согревала ее. Сэм зарылась носом в плечо парня и устало прикрыла глаза. Безумно захотелось спать.
- Если ты думаешь, что теперь я скажу еще хоть слово, то ты ошибаешься, - пробормотала она, улыбаясь, - Теперь ты заботься обо мне, пока я сплю.

Сон...
Серые, холодные стены складывались в ветвистые тоннели, переплетающиеся в непонятный клубок, они сбивали с пути и нагоняли страх. Ноги сами несли Сэм по длинным извилистым коридорам, руки то и дело натыкались на холодные металлические стены очередного поворота.
Она не видела своих преследователей, но была уверена, просто знала, что это люди Кассо, что они идут за ней, ищут ее, точно знают где она. Сердце с бешеной скоростью долбилось о ребра, стремясь убежать и спастись в одиночестве, дыхание сбилось и теперь было неглубоким, поверхностным. Холод охватил девушку, завладевая каждой клеточкой ее тела. Сэм  с ужасом осознавала, что бежит недостаточно быстро, что ее преследователи вот-вот нагонят ее, что Бреннан не спастись в этом ветвистом холодном аду. На лбу выступила испарина, а волосы прилипли к влажной коже.
С каждым шагом бежать становилось все тяжелее, дыханья катастрофически не хватало. Казалось, что к ногам привязаны много килограммовые грузы, а воздух заканчивается. Дыханье становится громким и заполняет уже все вокруг. Тяжелые шаги сзади раздаются уже не так громко, заглушаемые громким дыханием Сэм.
Дверь.
Внезапно из-за поворота, наконец, появилась спасительная металлическая дверь, и, девушка судорожно бросилась к ней. С трудом добравшись, Сэм с силой дергает ручку вниз и с лету толкает плечом тяжелую дверь. Бреннан не сразу успевает понять, что под ее ногами теперь не жесткий пол тюрьмы, а мягкая, покрытая мхом и прелой листвой мягкая земля. 
Она на секунду замирает, остановившись в своем беге. Перед глазами стоит густой крепкий лес: толстые стволы деревьев поскрипывают от ветра где-то высоко над головой, а шелест листвы теперь уже перекрывает ее тяжелое, сбитое бегом и страхом дыханье, лишь сердце по-прежнему, все так же гулко и самоотверженно бьется в груди, предательски разгоняя адреналин по организму. В лесу смеркается, словно ночь уже почти вступила в свои права.
В один момент Сэм понимает, что останавливаться все равно нельзя, что надо продолжать бежать, скрыться как можно дальше. Она поворачивается назад, чтобы убедиться, что бежать еще не поздно, что преследователи еще далеко, что они еще не зашли ту в дверь. Как только ее корпус поворачивается на 180 градусов, девушка понимает, что двери нет, она исчезла вместе с длинными, извилистыми коридорами ее клетки. 
Недоумение, непонимание происходящего охватывает ее и заставляет промедлить еще несколько драгоценных мгновений. Внезапно глаза фокусируются на чем-то крупном, чью форму сложно определить. Это нечто непонятно шевелиться, а затем так же неожиданно увеличивается в размерах и вытягивается вверх. 
Нечто в одну секунду меняется, вытягиваясь в зверином оскале, оголяя огромные зловонные клыки. Свирепый рык разрывает сумерки и слышен, наверное, по всему лесу. Только сейчас Сэм понимает, что никаких людей Кассо нет и не было, есть лишь это существо и животный страх Сэм. Глаза девушки мгновенно распахиваются в ужасе, и она быстро как может разворачивается обратно в поиске вариантов решения.
Однако решать уже поздно. Нечто заносит над ней свою огромную лапу, и Сэм знает, что уже не успеет что-либо предпринять, не успеет убежать. В голове быстро возникает тусклый образ чего-то неизбежного, опасного. Взгляд судорожно выхватывает из темноты еще один силуэт, небольшой, хрупкий, неподвижный.
Ноа.
Он стоит поодаль, недалеко от крупного дерева и смотрит прямо на Сэм, смотрит своими пронзительно глубокими глазами цвета пасмурного севера. Сэм не видит цвета, но точно знает какие они, точно чувствует, что он смотрит именно на нее.
- Беги!!! - хочется крикнуть девушка, но слова застревают где-то в самом начале, и, Сэм не издает ни звука, просто беспомощно открывает рот. Ужас замирает в глазах, когда она понимает, что не может докричаться, не может ничего сделать, чтобы подтолкнуть его к действию, спасти Ноа.
Сэм медлит и не бежит сама не, отвлекаясь на Савоя, в жалких попытках предупредить и направить его, напрочь забывает о той опасности, что грозит ей самой. Внезавно нечто тяжелое опускается ей на спину и, словно бы разрезает кожу. Сэм видит застывшие в ужасе глаза Ноа, его искаженное страхом и болью лицо. Все вокруг вдруг замирает, перестает существовать. Девушка с таким же ужасом смотрит на парня, он по-прежнему стоит неподвижно. На его груди вдруг появляются широкие темные полосы, в один момент окрашивая белую майку красным цветом, который у темноте смотрится черным. 
Кровь.
Линия губ Ноа становится более широкой, а затем тонкая темная струйка появляется на них, быстро спускаясь по подбородку. Сэм перестает дышать, а сердце проваливается куда-то вниз. Глаза в ужасе округляются, рот открывается с немом крике.

Сейчас...
Сэм резко распахнула глаза и с усилием сала на койке. Частое дыхание и бешеное сердцебиение лишний раз напоминало о том, что девушка видела только что. Сэм дрожала изнутри, все еще ощущая весь страх и ужас из своего сна. Понимание, что это всего лишь иллюзия никак не хотело приходить: слишком реальным и настоящим показались события. Широко распахнутыми глазами Сэм уставилась на перепуганного Ноа.

Отредактировано Sam Brannan (2016-10-07 15:16:51)

+1

11

Тогда...

Вокруг слишком много людей, и они пытаются сделать вид, что заняты. Пытаются веселиться, смеяться. Пытаются допить откровенно лишний бокал пива. Поцелуи, игры, танцы... Стандартный набор для вечеринки старшеклассников.
Ноа до сих пор не мог понять, каким образом Филу удалось затащить их на эту вакханалию. Родители его школьного товарища уехали в командировку, оставив «послушного мальчика» одного. Естественно, Грехам не мог не воспользоваться такой возможностью. В результате в его квартире тусовалась, кажется, вся старшая школа Финикса.
Ноа вместе с Сэм и Норой были почётными гостями.
Савой чувствовал себя неуютно. По этой причине он одиноко сидел на диване, допивая успевший остыть зелёный чай и наблюдая на трезвую голову за происходящим сумасшествием.
К алкоголю Ноа не притрагивался по причине близости соревнований, к которым нужно было основательно готовиться. Зато Нора наворачивала за себя и своего брата. Пьяненькая сестрица накручивала бедрами в такт казавшейся слишком громкой музыки, заигрывала с парнями, которые тёрлись вокруг неё, словно мартовские коты, и подмигивала брату, пальцем маня его присоединиться ко всеобщему веселью.
Ноа лишь улыбнулся и отсалютовал внушительных размеров кружкой. Сэм находилась неподалёку. Ноа впервые видел, как она танцует. Это завораживало. Он отхлебнул холодного чая и облизнул губы, изучая движения девушки, которые вначале были довольно скованными, однако с каждой минутой становились всё смелее. Удивительное преображение. Стоило Сэм забыться, как она превращалась в совершенно другого человека. Это разжигало интерес.
- Эй, Савой, хватит киснуть! - Фил приземлился рядом с Ноа на диван, обхватив друга за плечи. - Ты портишь ауру.
- Я порчу что? - они переглянулись, после чего засмеялись в голос, пытаясь одновременно перекричать музыку. - Твою проспиртованную ауру уже никакая зараза не возьмёт, Фил. Куда уж мне.
- Серьезно, Ноа. Повесились немного, столько красоток вокруг, - он указал пальцем на импровизированный танцпол, которым стала столовая. Фил наклонился ближе, шепча Савою практически на ухо. - Не боишься, что одну из них уведут у тебя из-под носа?
Он кивнул в сторону Сэм, которая теперь танцевала рядом с Норой в окружении шести «кавалеров».
Ноа нахмурился и недовольно цыкнул, допивая содержимое своей кружки. Фил расплылся в самодовольной улыбке.
- На твоём месте я бы далеко её не отпускал.
- Ты не на моём месте, Грехам. Отвали.
Кружка с грохотом опустилась на журнальный столик. Ноа поднялся с дивана, расправил джинсы на коленках, после чего направился в толпу.
- Воу-воу, Казанова вышел на охоту. Аууууууу!
Ноа усмехнулся и потёр большим и указательным пальцем лоб, разглаживая на нём задумчивые складки.
- Ты придурок, Фил! - Савой подошёл к девушкам. Парни, окружавшие их, сделали несколько шагов назад. Ноа пользовался достаточным авторитетом в школе, что в подобных случаях всегда играло ему на руку.
- Да ладно?! Явление Христа народу! Отсидел свою спортивную задницу?
Нора повисла на шее брата, от неё изрядно разило перегаром. По ходу пиво было не единственным, что она пила за сегодняшний вечер.
Савой улыбнулся и нахмурился, демонстративно замахав рукой.
- Тебе уже хватит, пьянчужка.
Он покрутил её в ритме танца. Нора засмеялась, чмокнула брата в щёку, после чего вырвалась из объятий, вздернув руки вверх.
- Уймись, братец. Я порядке и... ЭТО ЖЕ МОЯ ЛЮБИМАЯ ПЕСНЯ!
Нора унеслась в толпу, извиваясь, словно кошка.
- И что мне с ней делать? - Савой приобнял подошедшую Сэм за талию. - Привет.
Он улыбнулся, целуя её в губы. За ними наблюдали, однако он пытался не придавать этому значения. Когда Ноа находился рядом с Бреннан, весь окружающий мир растворялся, позволяя им остаться наедине.
- Что мы вообще здесь делаем?
- Танцуем? Сходим с ума? Следим, чтобы Нора могла ходить? Нужное подчеркни.
- Большой список.
Он снова смеётся, заглядывая в её глубокие глаза. Они манили и гипнотизировали, увлекая за собой.
Музыка меняется, и Ноа узнаёт песню. Одну из немногих, что ему нравится. Он задумчиво прикрывает глаза и закусывает нижнюю губу.
- Пойдём..
Сэм увлекает его в толпу, которая немного выдохнула от бесконечного «клубняка». Руки девушки мягко ложатся на мужские плечи. Ноа улыбается и целует Сэм в лоб, притягивая её к себе за талию и начиная двигаться в ритме музыки.
Когда припев начинает нарастать, он впервые за вечер отпускает себя, позволяя танцевать так, как того хотело сердце.
Ведь рядом с Сэм так просто быть самим собой...

***

Сейчас...

Она ложится рядом, он ощущает тепло её тела и готов умереть за этот момент простого человеческого счастья.
Ноа зарывается носом в её волосы, вдыхает такой знакомый и родной сердцу аромат. Всё, как в старые добрые времена, когда жизнь была простой и безболезненной.
- Хм... многословно...
Он широко улыбается, продолжая всматриваться в облупившийся потолок. Сэм изучала его лицо, Ноа видел это боковым зрением, но голову не поворачивал — не хотел тревожить её и давать лишний повод для беспокойства. Сейчас нужно просто поговорить, а не заниматься самокопанием. Для этого у них ещё будет время.
Тихо... Вряд ли это всё, что происходило. Скорее Сэм просто не хочет его беспокоить. Спокойствие и безопасность... Ноа забыл, какого это — чувствовать нечто подобное. Сейчас, когда Бреннан так близко, полузабытые ощущения вновь всплывали, отчего тело начинало приятно покалывать.
Даже предательское и мерзкое чувство уязвимости и собственной слабости отступало под напором душевного тепла, которое ему могла подарить только Саманта.
Ноа глубоко вздохнул и медленно размеренно выдохнул. Сэм, словно кошка, прижалась к нему, вздёргивая предплечье. Савой осторожно усмехнулся, после чего приобнял девушку, позволив ей удобно устроиться на своём плече.
- Спи, я буду рядом.
Он целует её в макушку, позволяя погрузиться в царство Морфея.

***

Сколько прошло времени? Ноа не знал. Ему не спалось. Он продолжал разглядывать потолок, изредка кидая взгляд на спящую Сэм. Дыхание девушки было сбивчивым, а брови нахмурились. Судя по всему, сон она смотрела напряжённый и остросюжетный. Пару раз Бреннан даже ощутимо лягнула парня, заставив его прикрыть рукой тугую повязку на животе, дабы не сдвинуть её с места.
Они столько пережили за эти дни... Всё настолько странно, что кажется нереальным.
Сэм дернулась, Ноа поцеловал её в лоб и успокаивающе погладил по плечу. На мгновение это помогло. Брови парня задумчиво сползли к переносице, отчего выражение лица приобрело жалостливый вид.
Что дальше? Рано или поздно эта прекрасная сказка закончится, в комнату ворвутся головорезы Кассо и примутся «за дело». Они в безопасности, пока Ноа будет снабжать ублюдков информацией. А потом? Неизвестность пугала и заставляла сердце усиленно биться о рёбра. В голове крутилась сотня мыслей, однако Ноа не мог сложить из неё цельный пазл. Попытки просчитать возможные варианты побега заканчивались сокрушительной неудачей. Разделять энтузиазм Саманты он не мог. Далеко на нём не уедешь. А ещё был подозрительно добренький докторишка, который пусть и помог Савою выжить, но истинные мотивы медика оставались при этом неизвестными. После катастрофы Ноа больше не верил в человеческую доброту и бескорыстие. В новом мире всем что-то нужно...
Сэм резко подскочила на кровати. Это произошло настолько внезапно, что Ноа подорвался следом, но острая боль в животе тут же вынудила его вернуться на прежнее место. Парень скривился и приподнялся на локтях, всматриваясь в дрожащий силуэт подруги.
- Сэм? - он приподнялся ещё больше, осторожно садясь на кушетке и касаясь ладонью плеча девушки. - Эй, всё хорошо. Просто дурной сон.
Она разворачивается к нему, и в глазах Бреннан парень читает ужас, который тут же пронзает каждую клетку его тела.
- Тише-тише... - он обхватывает ладонями её лицо, позволяя окончательно придти в чувство. - Пересмотрели мы с тобой «ужастиков» за эти дни.
Он улыбается и шутит, пытаясь сгладить последствия кошмара.
- Всё хорошо.

0

12

Реальность встречает девушку своим мерзким зловонным дыханием, а вечер, уже повисший над городом обнимает прохладным воздухом. Крупная дрожь бьет ее тело, зубы изредка постукивают, не всегда попадая друг на друга.
- Ноа? - почти одновременно с обретением реальности тревожно произнесла Сэм, еще не понимая здесь ли парень и все ли с ним в порядке.
Глаза уставились в полумрак комнаты, беспомощно всматриваясь в ее глотку. На какой-то короткий момент девушка не чувствовала ничего: ни голода, ни усталости. Внутри поселился лишь всепоглощающий страх, который совсем не хотел отступать, все крепче сжимая свою каменную хватку.
Она потерял его, не смогла спасти.
Успокаивающий голос Ноа раздался совсем рядом. Легкое касание ее плеча окончательно привело девушку в чувства и, Сэм непроизвольно повернула голову в сторону Ноа. Еще не видящими от ужаса глазами девушка посмотрела на парня, но толком не могла понять происходящего. Сейчас Ноа здесь, живой и почти здоровый...но только что она видела совсем другое. Все было так реально.
Парень осторожно коснулся ее лица и секунду помедлив обхватил его ладонями.
Сон. Это всего лишь сон, нет ничего общего с реальностью. Почти ничего общего. 
Мысли путались, переплетаясь в клубок, терялись где-то в включающемся сознании. Дыханье все еще частило, а сердце тревожно выстукивало быстрый ритм в жалких попытка разогнать кровь. Постепенно, отходя от увиденного во сне, дыханье выровнялось. Теперь оно было медленным и чересчур глубоким. Каждый вдох делался словно с усилием, и у Саманты появилось ощущение, что, если она перестанет контролировать вдох, то попросту задохнется. 
Сэм вымучено улыбнулась. Все хорошо, все обязательно будет хорошо. Ей нельзя подавать вид, что она понятия не имеет, что будет дальше, как они выберутся отсюда.

Дверь хлопнула и в комнату зашли два незнакомца, довольно крупных, таких, с которыми не захочешь иметь дело, встретившись в подворотне. Их похотливая ухмылка не предвещала ничего хорошего. Сэм внутренне напряглась и заставила себя подняться с кушетки, усаживаясь на ней. Спина девушки была чрезмерно прямой, словно ей в позвоночник вбили кол, словом — идеальная осанка.
- Ну что, голубки, - грубый голос прозвучал естественно, словно чувак с самого детства басил им, - Кассо хочет вас видеть. Так что вылезайте из своего гнездышка или я вам помогу.
Они решительно шагнули в комнату и один тут же очутился рядом с койкой, грубо обхватив своей клешней плечо Сэм. Девушка, вместо того, чтобы отреагировать на подобное действие, лишь положила руку на грудь лежащего рядом Ноа, останавливая парня от необдуманных действий. Ответная агрессия сейчас точно не поможет, ведь безоружным отсюда бежать им невозможно.
Бреннан выдержала короткую паузу, не опуская взгляда с мужчины, - Это не самая лучшая идея. Я пойду одна, - после пережитого за последние несколько дней ужаса, девушка не могла позволить поднять Ноа на ноги. Судя по тому, что ее друг все еще жив и может пойти на поправку, его ранение было не на столько опасным, однако, при ненадлежащем обращении с раной его состояние вряд ли улучшиться.
- А я не спрашиваю, - совсем рядом второй мужик подал голос. Вблизи он оказался еще крупнее и внушительнее, а его голос ниже и грубее первого. Мужчина уже стоял с другой стороны кушетки. Обеими руками он грубо схватил Ноа за шею и плечо и дернул в сторону, заставляя буквально кубарем слететь с кушетки на пол.
Девушка дернулась, но тут же была придавлена предплечьем к стене. Дышать становило тяжело. Мужчина прижал свою руку к ее горлу и чуть приподнял ее вверх. Дыханье перехватило.
- Шутки кончились, милая, - из его рта воняло как из помойки с парой сотен дохлых крыс, зубы были желто-коричневыми, глаза безумными. Что в этот момент происходило с Ноа, Сэм не знала, она лишь слышала несколько ударов  и стон своего друга, - Кассо больше не будет играть с вами в детские игры. Он хочет получить то, что ему причитается, а вы, мелкие твари, ему совсем не интересны.
С этими словами мужик убрал руку от шеи Сэм и, схватив девушку за волосы, потащил ее к выходу. Череда бесконечно длинных  коридоров, закрытых навесными замками и охраняемых дверей привела в двухэтажное помещение с тюремными камерами. Здесь было непривычно много людей, начиная от бугаев с бейсбольными битами, ружьями, топорами и чем-то еще, что не попало в поле зрение Сэм. Ее завели в круг, во главе которого стоял сам Кассо. Их обоих грубо толкнули в центр круга, поодаль друг от друга, заставив плюхнуться на колени. К голове каждого была приставлена двустволка.
- А вот и наши главные гости. Посмотри, Савой, как много народу пришло ради тебя, - Кассо словно играя роль в театральном представлении, сделал шаг вперед и крутанулся на 350 градусов, раскинув руки по сторонам. Только сейчас Сэм увидела, что половина круга состоит из стоящих на коленях людей. Некоторые были избиты, некоторые ранены.
- Ты думал я буду нянчиться с тобой и твоей девкой? - он подошел к Ноа и пнул его ногой в спину, - Я всегда получаю то, что хочу, так что не пытайся возражать. Я даю тебе еще одну возможность дать мне то, что я хочу, тогда, возможно я оставлю тебя… - он наигранно замялся и сделал несколько шагов в сторону Сэм, - или твою подружку в живых. Давай. Решай.
Все это время довольная ухмылка не сходила с его лица.

+2

13

Тогда...

Музыка играет слишком громко, в помещении слишком душно. По распалённой шее сбегает струйка пота, который очерчивает ключицу и скрывается под вырезом чёрной майки.
Парень выдыхает раскалённый и спёртый воздух, упираясь затылком в стену. Даже бетон казался горячим. Может, он слишком пьян? Возможно...
Хищная ухмылка искажает юное лицо, делая его неестественно злым и пугающим. Парень походил на хищника, который вышел на охоту.
Ритм музыки ускоряется, заставляя девушек усиленно крутить вокруг импровизированной сцены бедрами и стягивать с себя одежду.
Парень облизывает губы и усаживается поудобнее на потрёпанном диване, широко расставляя ноги.
В небольшом помещении, которое освещалось многочисленными подсвечниками и старыми канделябрами, сделали некое подобие клуба. Отсутствие электроэнергии сыграло ему лишь на руку — музыканты здесь всегда играли и пели вживую, «билеты» стоили дорого, а простые смертные попасть в оплот стимпанка не могли. Вечеринки здесь всегда были закрытыми. Приглашение выдавалось лишь избранным или угодным хозяину.
До катаклизма в Финиксе в этом месте был старый музыкальный магазин, который не приносил своему владельцу практически никакой прибыли.
Ноа Савой допил мутное содержимое металлической кружки и приложил сжатый кулак к носу, вдыхая аромат собственной кожи. Пойло было чертовски крепкое: горло и гортань окатил жар, заставляя на лбу проступить испарину.
Парень нахмурился и призадумался, не обращая никакого внимания на двух красоток, присевших по обе стороны возле него. Женские губы касались его плеча, мочки уха, руки спускались ниже по бедру, переходя на его внутреннюю сторону.
Ноа нахмурился, вспоминая былое...
Парень хорошо знал мистера Уортингтона. Он переехал в США из Лондона. Несколько десятков лет назад его музыкальный магазин пользовался бешеной популярностью, но в современных реалиях потерял свою актуальность. Уж больно экзотичными попсовым американцам казались волынки, клавесины, акустические гитары из ценных пород и прочие музыкальные радости, ценник на которые был неприлично высок — ручная работа. Дела не шли в гору, старик беднел, но продолжал содержать своё детище, заботливо протирая каждую струну на раритетной гитаре.
Ноа поражали такие люди. Он восхищался силой их духа. Наверное, это подтолкнуло парня написать соответствующий журналистский материал. Спустя несколько недель после публикации от мистера Уортингтона пришло письмо в редакцию. К нему в магазин заглянули  ребята из молодёжной музыкальной группы, которая стремительно набирает популярность. Музыканты играли экспериментальный фолк, а найти подходящие инструменты в Финиксе было больше негде. Лейбл раскошелился по просьбе подающих надежды исполнителей. Итог — практически весь ассортимент магазина был скуплен.
Вроде бы его благодарили, однако Ноа в тот миг испытывал странные ощущения и не мог понять, радоваться ему или напиться. С одной стороны, финансовое положение мистера Уортингтона значительно улучшилось. С другой, это ознаменовало конец пусть печальной, но столь интригующей и душевной истории. Ведь если отобрать у человека любимое дело, он может потерять смысл жизни. Тогда огонь внутри медленно угасает, и мы превращаемся в тех, кем не должны быть...
Ноа так и не узнал, какой путь выбрал мистер Уортингтон. После катастрофы вандалы перерезали ему глотку, словно барану, бросив тело истекать кровью прямо на улице. Новый «смотрящий» этого района города организовал здесь место для сделок, закрытых встреч и собственных утех. Единственные гитары и ударные, которые не были проданы в том прошлом и кажущимся теперь таким нереальном мире, служили слишком шикарным инструментом в руках недостойных его музыкантов. Это не их вина — они лишь пытаются выжить и берут, что дают, но Ноа не мог смотреть на них, равно как и слушать этот звук.
Он запрокидывает голову назад и прикрывает глаза, чувствуя, как ширинка на джинсах расстёгивается под давлением требовательных женских пальцев. Савой не сопротивляется, лениво позволяя воспользоваться собственным телом. Он пришёл сюда лишь с одной целью. Но если то момента её достижения возможно получить удовольствие... Ноа решил не упускать подобный шанс...

***

Сейчас...

Сэм явно не понимает, что происходит, пытаясь побороть мир иллюзий, который слишком сильно проник в суровую реальность. Ноа продолжает поглаживать большими пальцами её скулы, успокаивая и возвращая почву под ногами.
Однако за видимым спокойствием скрывалась настоящая буря, которая разрасталась у парня внутри. Кошмар Сэм лишь добавлял пассивной депрессивности сложившейся ситуации. Сердце сжалось от гадкого чувства беды, которая должна непременно случиться. И пока здесь Савой пытался успокоить подругу и убедить её обратно, в голове он просчитывал сотни вариантов того, как им остаться в живых. Пока ни одна попытка не увенчалась успехом. Это медленно убивало парня, раздавливая осколки подыхающей надежды.
- Всё нормально, дыши, Сэмми. Я здесь. Знаю, что не похож на розовую фею из твоей сонной сказки, но уж извини.
Он пытался разрядить обстановку, но постепенно пришло осознание, что делать это бесполезно. Что могло её так встревожить? Ноа не знал... Ещё больше раздражало молчание Бреннан, словно она боялась издать хоть какой-то звук сквозь поджатые губы. Савоя передёрнуло, неприятный холодок пробежал по позвоночнику.

Дверь отворилась слишком резко, заставив Ноа подскочить на кровати. Два вошедших ублюдка абсолютно не внушали доверия. Сердце в груди бешено заколотилось, а предательское чувство, которое до этого пожирало его изнутри, лишь усилилось, перекрывая дыхание и затуманивая рассудок. Ноа хорошо знал его и ненавидел всем естественном — простой человеческий страх...
Один из бугаёв сжимает плечо Сэм. Ноа дёргается, но тут же ощущает её ладонь на своей груди. Останавливает?
Секунды тянулись бесконечно долго и походили на жвачку. Она была права... Сейчас они ничего не смогут сделать: для сопротивления нет ни сил, ни средств, ни возможности. Оставалось лишь лежать и смотреть. И за это Ноа ненавидел себя. Он был беспомощным и жалким, а эти уроды могли сделать всё, что угодно. Так где же выход?! И есть ли он вообще...
Савой группируется слишком поздно. Стальная хватка сжимает его шею, не позволяя сделать вздох и заставляет поддаться инерции движения. Подручный Кассо буквально сбрасывает его с кушетки, заставляя кубарем покатиться по холодному и грязному полу.
Удар, Ноа шумно выдыхает и плотно жмурится, придерживая рукой забинтованную рану. Удар... Очередной... Снова... и снова... и снова...
Сэм... Прости меня...
Носок ублюдка соскальзывает с плеча и ударяет по голове. Перед глазами всё поплыло, к горлу подкатил приступ тошноты. Ноа едва сдержался, чтобы не потерять сознание. Повязка начала кровоточить.

Где он? Сколько времени прошло с момента начала побоев? Где Сэм? Что с ней?
Пейзажи слишком быстро меняются. Его куда-то волокут. Повсюду решётки и люди, находящиеся за ними. Он умер? Нет, боль слишком реальная. Выходит, Савой всё еще держится за жизнь. Надолго ли?
Его резко швыряют на пол, после чего поднимают за волосы, заставив опуститься на колени. Сбоку парень слышит робкий вскрик — Сэм. Слава Богу, она жива.
Взгляд проясняется, и у Ноа наконец-то получается осмотреться. Его зрачки тут же широко распахиваются, а губы приоткрываются от удивления. Какого хера происходит? Внутренний зал тюрьмы теперь представлял из себя некое подобие «живой» арены, в центре которых находился Кассо собственной персоной и двое его заветных пленников.
Он говорит, и каждое его слово режет больнее ножа, сводит мышцы и заставляет задуматься о сотни вариантов мучительной смерти, которую он может предложить.
Каким же Ноа был идиотом, сплясав под дудку этого больного ублюдка. Как вообще можно было поверить, что они, пусть на краткий миг, в безопасности?
- Не трогай её! - Ноа дёрнулся, но тут же получил удар чем-то деревянным по скуле. Его вновь подняли за волосы. Холодное лезвие топора коснулось шеи, заставив парня напряжённо приподнять голову.
- Я сказал, выбирай, Савой. Иначе я начну делить на части твой возможный «выигрыш». Какой пальчик тебе нравится больше, ааа? А может, нам начать с ноги?
Сэм схватили за волосы, она закричала. Её ногу вытянули вперед, в то время как Кассо прицелился лезвием топора в район голени.
- СТОЙ!
Замах...
Ноа уперся ослабевшими руками в пол. На его лице застыла гримаса ужаса, а глаза округлились, насколько это возможно. Зрачки казались стеклянными.
- Ахахахаха! Боже, я это просто обожаю!
Кассо отошёл в сторону, открывая обзор. Жива... жива и здорова! Сэм невредима.
Бух... бух... бух... Сердце гулко ударяется о грудную клетку. Ноа становится тяжело дышать.
- 33.44446 — 112.091...
- Ооо, да у нас кто-то заговорил кодами!
Кассо усмехнулся и прошёлся по импровизированной арене, похлопывая по ладони лезвием топора. Ноа следил за каждым его движением, боясь упустить из виду даже самую крохотную мелочь.
- Ну? Продолжение будет? Вот тебе поощрительный приз — 30 секунд. Живи и думай, малыш, думай и живи. Сам решай, в какой последовательности. А пока...
Топор с диким визгом пролетел мимо Ноа, врезаясь в грудь такого же пленника, как и он. Послышался всхлип, на лице жертвы застыла гримаса ужаса, после чего труп упал на пол, истекая кровью и еще несколько секунд дёргаясь.
Кассо подошёл к телу, поставил на солнечное сплетение ногу и выдернул топор, стряхивая брызги ещё тёплой крови.
- Скучновато, не находите, ребята? Не придумал ещё, Савой? Они будут подыхать один за другим, пока твои шестерёнки не закрутятся быстрее.
- Да пошёл ты...
В зале повисла тишина. Кажется, даже головорезы Кассо, стоящие подле Сэм, отступили и с нескрываемым удивлением уставились на Савоя.
- Повтори.
Кассо присел рядом с парнем на корточки, стискивая пальцами его щеки. Ноа дёрнул головой, высвобождаясь из захвата, но тут же получил удар под дых. Повязка вновь покраснела.
- Я сказал... ДА ПОШЁЛ ТЫ!
Ноа приподнялся, сел на колени и... засмеялся. Его холодный и истеричный смех полностью заполнял собой окружающее пространство.
- Ты думаешь, мне правда есть до них дело?
Парень безразлично кивнул на труп, в груди которого теперь зияла дыра. Из неё всё ещё текла кровь.
- Вот как... а до этого? - Кассо вздёрнул за волосы очередную жертву. На вид пареньку, из глаз которого ручьём текли слёзы, было не больше 18-20 лет.
- Первый раз его вижу.
Холодное безразличие заставило паренька вздрогнуть. Он не успел задать свой вопрос. Лезвие перерезало ему горло...
- Хм... - Кассо растянулся в широкой маниакальной ухмылке. Похоже, внезапно изменившаяся ситуация начинала его забавлять. - Странно, а вот он говорил, что отлично знает тебя. Так кто из вас лжёт, Савой?
Очередная жертва. Кассо подзывает своих бугаёв. Они вздергивают кудрявого парня за руки, словно распиная его. Кассо вытирает окровавленное лезвие о его щёку.
- Этого тоже не знаешь?
Ноа встречается взглядом с парнем. В зале повисает затяжная пауза, которую никто не решался нарушить. Кудрявый улыбается и прикрывает глаза.
- Нет...

***

Тогда...

- Эй, ты куда прёшь, сюда не...
Охранник не успевает договорить — лезвие заточки вонзается по самую рукоять в его висок, заставив упасть замертво.
Ноа перешагивает через труп, кидая на него безразличный взгляд.
- Уйди с дороги.
Он осторожно приоткрывает дверь, пробираясь внутрь. Парень движется, словно кот, мягко и бесшумно. В подсобном помещении больше никого не было. Лишь в дальнем тусклом свете от двух свечей он смог различить две фигуры.
Ноа спрятался за углом и прислушался...
- Будешь орать громче, я отрежу тебе не только палец, сука! Говори, где она?! ГДЕ?!
- А-а-а-а!!! Постой... постой... я всё скажу...
Ноа вздёрнул головой. Второй голос явно был ему знаком — владелец импровизированного ночного клуба и по совместительству куратор этого района Финикса — Джоннатан Брикс, более известный в народе как Папаша. Но если он в качестве пленника, то кто выступает ловцом?
- У тебя десять секунд, сволочь. Где моя дочь?!
- Не знаю.. А-а-а-а-а!
Послышался щелчок зажигалки. Запахло палёной плотью.
- Я НЕ ЗНАЮ! Мы обменяли её...
- Вы что?!
Ноа вышел из-за угла. При виде его Брикс дёрнулся.
- Ты еще кто, мать твою?!
- Полегче, ковбой, я тебе не враг. Опусти нож. Сегодня сдохнет лишь эта жирная свинья.
Кудрявый незнакомец долго буравил взглядом Ноа. Было видно, что парень «развлекается» подобным образом первый раз в своей жизни.
- Кто ты?
- Исходя из ситуации, твой друг. Я сам хотел прихлопнуть этого ублюдка, но ты похоже меня опередил.
Пауза. Бригс переводил свои круглые испуганные поросячьи глазки с одного парня на другого, в то время как незнакомец думал, и Ноа буквально видел, как шевелились волосы на его голове.
- Жена? Дочь?
- Заткнись!
Ноа хватило секунды, чтобы в мгновение ока оказаться рядом с парнем и выкрутить нож у него из рук. Попытка дальнейшего сопротивления была тут же побеждена. Савой оттолкнул незнакомца, заставив его потерять равновесие и опереться об обшарпанный стул.
- Хватит, я же сказал, что не враг тебе. Иначе ты бы был уже мертв. Запомни одно — эта трусливая свинья не скажет тебе ничего, равно как и не сказала о моей сестре и подруге. Верно?
Ноа присел рядом с Папашей, схватив его за нижнюю губу и максимально оттянув её. Бригс взвыл от боли.
- Дал мне неверные сведения, заманил в ловушку. Я похож на идиота?
Удар, хруст сломанной переносицы, стоны, кровь.
Незнакомец успокоился. Глаза его теперь казались мутными и... понимающими.
Ноа сел на пол, с силой проведя руками по волосам. Он больше не казался сильным, холодным и собранным. Будто что-то надломилось внутри и на мгновение растопило лёд.
- Делай, что хочешь...
Савой поднялся и направился к выходу. На мгновение он задержался, развернувшись лицом к незнакомцу.
- Тонни, верно?
- Что? Да... но... Как ты?!
- Это неважно. Твоя дочь жива...
Ноа выудил из карманов джинсов листок и положил его на полку.
- Найдёшь её тут. С ней всё хорошо. Даже нашлись люди, который заботятся о Джоанн.
Он услышал всхлип. Мужчина не мог больше сдерживать эмоции, которые теперь били через край.
- Спасибо... Кто ты?
- Я же сказал, - Ноа улыбнулся. - Друг. 

***

Сейчас...

Ноа подрывается и сбивает Кассо с ног в момент замаха. Кудрявый парень изворачивается, уклоняется от удара одного из бугаёв, заходит за спину другому и сворачивает ему шею.
Савой подбирает упавший топор и бьёт им наотмашь по второму громиле, который подходит к Томми. Темечко послушно проминается под холодным металлом, окрашивая его в багровый цвет.
Слышатся выстрелы но никто не падает от них замертво — патроны холостые...
А дальше всё произошло слишком быстро. В какой-то момент все присутствующие в помещении смешались в кашу. Началось самое настоящее месиво. Пленники, которых держали на коленях, рванули к Кассо, но их тут же отбросили назад его приспешники.
Сейчас не было времени подумать о том, кто заменил патроны, спланировал ли Томми всё заранее, или это лишь удачное стечение обстоятельств...
Ноа хватает Сэм за руку, придерживая ладонью повязку, которая сильно пропиталась кровью. С каждой секундой парню становилось всё труднее держаться на ногах и контролировать собственное сознание.
- Надо уходить... Сэм! Сэм?! Посмотри на меня...
На мгновение ему показалось, что она видит в нём совершенно чужого человека. Сердце сжалось в тугой комок.
- Уходим...

+1

14

Реакция Ноа не заставила себя долго ждать. Сейчас на его плече не было руки Сэм, которая могла остановить его от необдуманных, а самое главное бесполезных поступков. Вряд ли его попытка противостоять десятку вооруженных мужчин выгорит. Парень дернулся в сторону Кассо, но тут же получил ответный удар. Обидчик схватил парня за волосы и приподнял выше, заодно приставив лезвие топора к его горлу. Тело Саманты напряглось до боли в мышцах и вытянулось в струну.
От встретившего их довольно милого Кассо не осталось и следа. Этот мужчина стал именно таким каким знала его Сэм, то, что она слышала о нем медленно обрастало подробностями и становилось явью. Чьи-то пальцы крепко впились ей в волосы, от боли, неожиданности и обиды девушка коротко вскрикнула. Как в страшном фильме про Ганнибала Лектора или в сериале о про маньяка, еще одна пара рук обхватила ее ногу и с силой дернула вперед. Сэм не могла сопротивляться. Она лишь беспомощно жмурилась от боли и от бесполезных попыток вырваться или хотя бы подтянуть ногу к себе, то смотрела прямо на обидчиков полными ненависти и ужаса глазами.
Голос Ноа снова прозвучал резко и неожиданно, и Кассо тут же отошел в сторону. Взгляд Сэм встретился с таким же полным ужаса взглядом Савоя. Он сидел на полу в странной позе, его губы медленно, но четко выдают какие-то цифры. Информация. Он сдает ее. Кассо выиграл и он убьет всех здесь.
Следующее движение Кассо и топор, который он держал в руках, пролетел рядом с Ноа и вонзился в грудь его соседа.
Не надо грубить, Ноа. Не надо… Сэм умоляюще посмотрела на парня, но тот не собирался отступать, за что тут же получил удар. Повязка в области живота покраснела. Боль Ноа моментально передалась и Сэм. Какая-то холодная тяжесть поселилась в животе, конечности бросило в холод.

- Да пошёл ты
...
Его смех заполнил зал, отдаваясь от ледяных стен камер. Образ смеющегося Ноа запечатлелся в памяти девушки словно фотокарточка от палароида,- Ты думаешь, мне правда есть до них дело? 

Кажется Кассо тоже по-своему заинтересовался. Мужчина схватил за волосы очередную жертву и вздернул его голову вверх. Сердце девушки сжалось и в панике забилось о грудную клетку словно раненный зверь. Парнишка лет девятнадцати дрожал, а по его щекам катились слезы.
Безразличие Ноа пугало. Еще секунда и отточенный движением Кассо перерезал пареньку горло. Среди пленников пронеслась волна всхлипов. Женщины заплакали. Их  всхлипы не замолкали и после того как парень перестал издавать булькающие звуки.
Кассо не собирался останавливаться. У него новая жертва. Молодой кудрявый мужчина ждет своей смерти, подвешенный прямо по центру зала. Ноа по-прежнему безразличен и холоден.
Что с ним? Неужели ему все равно? Ноа не жаль всех этих людей? Возможно их нельзя спасти, но ведь можно не становиться причиной их смерти...Почему Ноа так безразличен? Сэм не понимала, когда парень, улыбка которого долгое время освещала ее серую жизнь, успел стать таким безразличным и...жестоким. Еще несколько минут, дней назад Ноа был чутким, волновался за Сэм, кажется, искренне переживал их встречу, а теперь...он же совсем другой. Как это произошло?
Животный страх смешивался с этим гадким чувством...отвращения...Все это нарастало в огромный непонятный ком, однако дальнейшие события происходили стремительно быстро, так, что Сэм уже не следила за мыслями.
Ноа резким движением сбил Кассо с ног, а парень, которого еще мгновение назад растягивали в стороны и готовили к смерти, уже стоял за спиной одного из бугаев. Послышался приглушенный хруст и мужчина упал замертво. Ноа, словно о отработанной команде схватил топор и наотмашь ударил второго. Кровь, выстрелы, агрессивные мужские крики и женская паника.
В зале началась неразбериха. Кто-то кинула на Кассо, кто-то получил ударом ножа и упал на пол, истекая кровью. От выстрелов никто не падал, хотя дула орудий были направлены на людей и звучал сам выстрел. Стреляющие замялись, что дало нападавшим некоторое преимущество.
Саманта не успевала ничего сообразить, она лишь почувствовала как чья-то рука сковывает ее запястье и тянет девушку в сторону. Ноа. Он, сжимая повязку ладонью сорвался с места и тащил девушку в сторону дверей, уворачиваясь от толкающихся в схватках людей.
- Уходим, - на этой фразе Сэм смогла сконцентрировать свое сознание и поддалась Ноа. Каким-то чудом свободной рукой девушка схватила выпавшую из чьих-то рук бейсбольную биту.
Они выскочили из зала через еще не закрытые решетчатые двери. Скорость Ноа подводила, парень двигался медленнее привычного, кажется, немного пошатываясь из стороны в сторону в попытках поймать баланс. На резком повороте Сэм не вписалась и сильно, едва не уронив свое оружие, ударилась плечом. Положение было безвыходным, и, если бы у них было несколько секунд на размышления, то Сэм обязательно бы сравнила себя в бегающей в закрытом лабиринте подопытной мышью. Эта консервная банка была испоясана сетью коридоров с закрытыми дверями между ними. Выбраться отсюда без ключей и хорошего арсенала было невозможно.
Они завернули очередной раз и оказались в десятке метров от амбалов Кассо, который услышали шум в зале с камерами и бежали на выручку. Ноа и Сэм резко затормозили, а потом, словно в замедленной съемке Сэм увидела как на нее поднимается ствол ружья. Определенно заряженного боевыми патронами, ведь пленникам не может так повезти. Савой снова дернул Саманту за руку, уводя обратно за поворот. Надо снова бежать, но куда? Обратно…
Ноги внезапно остановились и девушка прижалась спиной к стене, крепко сжимая в руках бейсбольную биту. Саманта бросила короткий взгляд на Ноа и приложила палец к своим губам, - тшшшшш.
Бум-бум-бум. Сердце гулко стучало в грудной клетке с каждой секундой звуча громче и требовательнее. Кажется, этот звук заполнил собой весь коридор. Мышцы девушки были напряжены и готовы к резкому нападению, взгляд устремлен перед собой, в ту точку, где вот-от должны показаться дуло. Впрочем, бандиты не были на столько умны, поэтому их топот был слышен с самого начала. Еще секунда, коротки замах и отточенное движение. Удар пришелся прямо в голову, полностью вырубив одного из мужчин, второго лишь сильно оглушив, и, возможно сделав сильное сотрясение. Оба упали на пол. Рядом глухо лязгнуло ружье.

+1

15

Тогда...

Глухие удары содрогают боксёрскую грушу, заставляя её опасно раскачиваться. Своим потрёпанным кожаным боком она цепляла соседнюю стену, сбивая с неё грубую побелку. В воздухе, который и без того был слишком тяжёлым от пота, начал ощущаться неприятный запах штукатурки и сырости.
Парень, чья майка промокла насквозь, не обращал на это внимание, продолжая наносить сильные удары. Он работал достаточно быстро. Если представить вместо груши тело стандартного бугая, то кулаки вписывались точно в самые уязвимые места.
Парень бил не ради удовольствия, он убивал, мучил и словно пытался нанести своему воображаемому противнику как можно больший вред.
Очередной удар, кулак не удаётся должным образом зафиксировать, отчего он срывается, скользит по кожаному покрытию. Кисть сводит боль, парень скалит зубы, фиксируя повреждённое запястье здоровой ладонью.
Несколько крепких ругательств на непонятном для подавляющего большинства американцев скандинавском наречии срываются с губ. Он резко встряхивает головой, пытаясь таким образом сбросить лишние капли пота и пряди волос, неприятно прилипшие ко лбу.
- Вывих?
- Это не важно. Я могу продолжать.
Парень не обращает внимание на вошедшего в зал человека, чей силуэт казался расплывчатым в лучах восходящего солнца, пробивающихся сквозь пыльные и грязные оконные стёкла.
Он переступает с ноги на ногу, разминает плечи и встаёт в стойку, занося руку для удара. Стремительный бросок, но больную кисть ловко ловят в воздухе и болезненно сжимают, заставив парня вскрикнуть и скривиться от неприятных ощущений. Темнокожий мужчина средних лет, бритый на лысо и сохранивший прекрасную атлетичную фигуру для своего возраста, выворачивает кисть, заставив парня изогнуться и встать на колени.
- Мне больно, мать твою!
- А ну-ка сядь, Ноа!
Савоя вздёргивают с пола, разворачивают и толкают промеж лопаток, заставляя буквально упасть на стоящий неподалёку диван. Он дышит тяжело, кривится от боли, а взгляд источает ярость и желание поквитаться с обидчиком.
- Хочешь? Ну, давай. Я всегда готов поучаствовать с тобой в спарринге.
- Да пошёл ты, Клод.
- Я так и думал...
В зале повисла тишина. Мужчина, которого Ноа назвал Клодом, развернулся к нему спиной и медленно направился к окну, отодвигая скрипящую ставню в сторону. В помещение ворвался поток свежего воздуха, разгоняя затхлость и позволяющий дышать свободнее.
- Ты всё делаешь неправильно.
- Ровно так, как ты этому меня учил!
- Болван...
Савой хотел было выкрикнуть очередное возражение, но поднятая рука тренера заставила его заткнуться. Клод Уильерс прошёл войну, многое повидал, но при этом сохранил трезвый рассудок. После ухода на пенсию он открыл собственный клуб самообороны. Там была своя философия. Он практически не приносил военному пенсионеру доходов. Положение спасали лишь гранты, поскольку обучал Уильерс граждан, принадлежащих к незащищенным слоям общества либо оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Ноа хорошо знал его историю, потому что когда-то готовил про Клода подробный печатный материал.
А теперь... теперь Савой сам попал в категорию подопечных Уильерса и готов был лишиться рассудка от безысходности. Клод обещал дать то, что ищет Ноа. Но теперь парень не был в этом уверен.
- Смотри сюда, - Уильерс подошёл к груше. В точности копируя движения Савоя, он нанёс по ней несколько ощутимых ударов. - Слишком зол, тратишь слишком много сил и пытаешься нанести слишком много урона. Действуешь, как мальчишка, не думаешь головой, и это тебя погубить. Заткнись!
Ноа закрыл рот.
- Я ещё не закончил...
Клод сделал глубокий вдох и упёр руки в бока, после чего вновь перевёл взгляд на парня.
- Хочешь найти сестру и подругу?
Ноа вздрогнул, сжимая кулаки настолько сильно, что костяшки пальцев побелели. Зубы скрипнули, а  скулы нервно дрогнули.
- Вот и я так думаю. В таком случае, ты должен убить противника не для того, чтобы лишить его жизни. Убивать надо для того, чтобы жить, Савой. И ты знаешь это. Бей точно, быстро и наверняка. Выброси злобу из своего сердца. Рассудок должен оставаться холодным. Иначе проиграешь.
Ноа пытался переварить полученную информацию, уставившись стеклянным взглядом в пол. Когда рука опустилась на его плечо, парень вздрогнул, но глаз на тренера всё же не поднял — ему не хватило для этого смелости.
- Всё будет хорошо, парень, я тебе обещаю. - Клод несколько секунд молчал, после чего всё же решился продолжить. Его голос звучал теперь спокойно и тепло. Это вселяло надежду. - А теперь вставай и давай продолжим...

***

Сейчас...

Кровь капала, пропитывая тугую повязку. Ноа чувствовал это, а ещё ощущал слабость, которая с каждой секундой становилась всё сильнее. Ноги становились ватными и подводили парня, замедляя его скорость и координацию. Несколько раз он споткнулся, просто зацепившись носком за пятку.
Нужно было бежать до последнего, найти проклятый выход. Но сориентироваться в запутанных казематах было совсем не просто: одинаковые коридоры, одинаковые двери, одинаковые таблички. Всё смешалось в кашу, превратившись в блёклый и угрюмый калейдоскоп.
Сзади продолжали раздаваться выстрелы, на смену крикам приходили оры. Слышался лязг металла и глухие удары. Казалось, что мир слетел с катушек.
Нужно было выбросить это из головы. Сейчас самое главное — уберечь Сэм и вывести её отсюда любой ценой. Ноа прислонил ладонь к пропитавшейся кровью повязке. Любой...
Сэм потеряла равновесие и больно ударилась плечом, Ноа подхватил её, не позволив упасть.
- Чёрт...
Савой прошипел и резко схватил Сэм за руку, уводя её в обратном направлении. На горизонте маячило сверкающее дуло ружья, которое явно не было настроено гостеприимно.
Сердце бешено колотилось в груди, а мысли хаотично крутились в голове, пытаясь сложить картинку воедино. У них не было ничего... На что рассчитывал Ноа? На счастливый случай? Не окажись в том помещении Томми, он был бы уже мёртв. Томми... что с ним? Смог ли он выбраться из этого адского пекла или присоединился к своим товарищам по несчастью? Ведь у него осталась дочь...
Ноа тяжело сглотнул, заворачивая за угол и прислоняясь спиной к стене. Слабость давала о себе знать: парень дышал тяжело, а пот градом катился с его лба. Перед глазами начало плыть, появились чёрные «мошки», которые хотелось решительно отогнать в сторону.
- Что ты...
Сэм не ответила, лишь приложила палец к губам и замахнулась битой. Ноа напрягся и приготовился к худшему. Два глухих удара заставили преследователей упасть на холодный пол.
Ноа осторожно наклонился и подобрал лежащее рядом ружье. Откинув ствол, он убедился, что оно заряжено, но этого хватит лишь на один выстрел дробовика.
- Сэмми... постой...
Савой вновь остановил девушку, заставив её недоуменно уставится на свою удивлённую физиономию.
На готовящуюся сорваться с губ Бреннан тираду парень ответил жестом указательного пальца, ткнув его в схему, заботливо закреплённую на стену - «Действия по эвакуации заключенных и персонала при пожаре».
Несколько секунд они всматривались в документ, пытаясь осознать степень собственной невнимательности. Когда шок прошёл, глаза принялись судорожно запоминать маршрут, указанный красными стрелками. Сейчас они находились в главном крыле рядом с пищеблоком. До спасительного выхода нужно было преодолеть изолятор и медицинский блок.
Их взгляды встретились. Сердце в груди ёкнуло. Савой внезапно почувствовал себя виноватым, и это чувство разъедало парня изнутри. Тот человек, которым он стал, в кого превратился, имел мало общего с пареньком из столицы норвежских троллей.
- Сэм я... я... - он не знает, что сказать. Рассудок больше не может оставаться холодным, отдаваясь во власть чувствам. Грудь рвёт на части, а тяжёлая рана ноет.
Ноа осторожно касается свободной ладонью её щеки, утирая с неё грязь большим пальцем, после чего приближается и целует Саманту в губы, решительно, но словно прощаясь. Вымученный, глубокий поцелуй, заставляющий глаза наполниться предательской влагой.
Савой отстраняется и делает вдох, при этом не открывая сразу глаза.
- Прости, я... - он всё же решает заглянуть в её глаза и не видит в них осуждение — лишь испуг и понимание того, что этот поцелуй может стать последним. - Нам надо идти.

***

Дробовик не сработал... Когда они встретили очередных головорезов Кассо в изоляторе, ружье издало лишь дохлый «пшик», поэтому Ноа пришлось использовать ствол не по его прямому назначению.
Они отбились. Снова.
В какой-то момент ему стало тяжело идти, и им пришлось скрыться в пустующем карцере за чудом оказавшейся там тумбой. Пропустив «патруль» они двинулись дальше, скрываясь в тенях и пытаясь максимально избегать столкновений.
Сэм подхватила его под плечо, но долго волочь на себе тушу Савоя она не могла: парень был слишком тяжёлым.
Добравшись до медицинского блока они толкнули тяжёлую дверь и...
Ноа тут же получил прикладом по челюсти, повалившись на пол. Сэм вырвали из его рук, утаскивая в сторону. К голове Савоя приставили дуло пистолета.
Вот и всё...
Выстрел, ещё один. Ноа зажмурился. Он не чувствовал боли... Он всё еще ощущал своё тело... Он всё ещё дышал...
- Быстрее, поднимайтесь! Ну же!
Фил?! Нет, постойте. ФИЛ?! Голос друга, а затем и его напряжённая физиономия заставили Ноа встать на ноги. Школьный товарищ стоял перед ним, Сэм осматривал тот самый врач, который спас Савою жизнь.
- Быстрее, в медицинский отсек, - док перевёл взгляд на парня, в его взгляде читалась жесткая решимость. - Я помогу вам выбраться...

0


Вы здесь » enlightenment » Личные эпизоды. » Carry a flame for me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC